starover

Боец последней сотни


Previous Entry Share Next Entry
К чему ведет современная градостроительная политика в Калининграде?
starover


Свое мнение о градостроительной политике в городе в эфире радиоcтанции «Русский край» высказали заслуженный строитель России, почетный гражданин Калининграда Игорь Одинцов и заслуженный архитектор России Вадим Еремеев.

Ведущая Яна Швец: В сентябре провели итоги архитектурного курса в рамках проекта «Сердце города». Архитекторы должны были найти объемно-планировочное решение «правительственного историко-культурного комплекса», который будет располагаться на территории бывшего Королевского замка. Автором проекта-победителя стал калининградский архитектор Антон Сагаль. В его проекте предусмотрено частичное восстановление Королевского замка. Восстанавливаться должны западный и восточный флигели. При этом элементы Королевского замка по задумке будут соседствовать с современными формами. Насколько я знаю, вы следите за этим конкурсом, не могли бы высказать мнение на этот счет?

Вадим Еремеев: Этот конкурс не совсем и необходим-то был в это время. Дело в том, что площадь наша Центральная требует свободного пространства и строить на этой территории нежелательно. У нас есть две транспортные площади - это площадь Победы и площадь Калинина, где обилие транспорта. Эта площадь у Дома Советов довольно большая и надо ее сохранить как площадь. Дело в том, что в Москве - это Красная площадь, Дворцовая площадь в Питере, и у нас эта площадь единственная возможность создать такое образование, где мы можем проводить народные гулянья, карнавалы, фестивали. Если вспомнить новогодние представления, то раньше здесь собиралась тьма народу со всего города. Площадь должна быть свободна от любых построек. Дом Советов надо приводить в порядок — это ясно, нужно консервировать подвалы. В то же время в нашем альтернативном проекте мы предлагали накрыть стеклянной крышей эту территорию. Если бы мы накрыли стеклянной крышей, то защитили бы от непогоды и подвалы, и все эти массовые гулянья проходили бы в спокойной обстановке.

Ведущая Яна Швец: Еще раз хотела уточнить, какую именно территорию Вы предлагаете накрыть крышей?

Вадим Еремеев: Территорию бывшего замка. И больше пока ничего и не делать. Мы пока еще не созрели, чтобы более осознанно подойти к старой застройке. Вы знаете, что к нашему замку было неоднозначное отношение раньше. В советское время оставались руины, сохранилось довольно целым западное крыло, восточная башня. Калининградская интеллигенция пыталась защитить этот замок, но реакция бюро КПСС была снести. Объясняли это тем, что на флагах реваншистских организаций западной Германии этот замок является символом. Мы им объясняли, ребята, этот замок пережил не только период фашизма, здесь был и Суворов.

Игорь Одинцов: Он, кстати, одну треть Королевского замка поднял.

Вадим Еремеев: Нам его не удалось отстоять, но сейчас ситуация поменялась. За это время появился Дом Советов — долгострой, который строится дольше, чем гробница Тутанхамона или Хеопса по срокам, и до сих пор не определились с его назначением.

Игорь Одинцов: Я хотел бы немного перебить, прости, пожалуйста. Вы знаете, впервые вопрос о восстановлении Королевского замка поднялся в 1990-1992 гг., когда произошло послабление, появилась идея восстановить Кенигсберг, как Кенигсберг. Кинулись, а оказалось, что Королевский замок не находится на учете у государства. Он не памятник и сегодня. В 1990-1994 гг. кинулись подавать документы. Тогда был Васильев, Маточкин, Денисов. Я два раза возил эти документы: первый раз они потерялись, второй раз что-то еще — все это заглохло и так и по сей день. На сегодняшний день Королевский замок - не памятник, и кто что хочет там и делает. Сделали половину работ и бросили – так поступать нельзя! Это показывает чистый непрофессионализм. Представляете, раскопали где-то половину.

Вадим Еремеев: Где-то одну четвертую.

Игорь Одинцов: И бросили. Бросили под нашу калининградскую погоду на уничтожение. Для того чтобы восстановить Королевский замок нужны очень большие деньги. Во-первых, нужно провести полностью все раскопки, определить конструкции фундаментов, потому что в тех условиях, в которых они существуют фундамента практически нет. На восстановление замка никто денег не даст - все это голубые мечты. Его, как сказал Вадим Геннадьевич, надо закрыть стеклянной крышей. Взять тот же Лувр во Франции. Когда спускаешься вниз слева стеклянная крыша и остатки римских оборонительных сооружений - все очень хорошо сделано. Я прямо хочу сказать, у нас появляются люди, которые не имеют архитектурного образования совершенно, окончили паровозоремонтный техникум, получили какой-то грант, и они выдают бешеные проекты, которые фактически никогда сделаны не будут. Давайте возьмем так называемое «Сердце города». Земля, которую они проектируют, находится в частной собственности. Представьте: вы имеете кусочек земли, и кто-то пришел туда и начал строить. Вам надо будет вызывать милицию или с палкой становится на защиту своего имущества. Этот участок сейчас пытаются полностью застроить. Но для начала необходимо провести полностью раскопки, притом это займет не один год и не пять лет. Раскопки должны определить, что же там осталось под землей, остались ли там конструкции фундамента, улиц, потом уже на этой базе что-то делать. Но, к сожалению, у нас подходят так: пустое место, там ничего нет, давайте его застроим. В интернете вы не найдете владельца этой земли - все это сверхсекретно. Я лично считаю, что вся эта операция по «Сердцу города» она пахнет не только криминалом, но и коррупцией. Почему-то это все брошено на группу господина Попадина, которая, по сообщениям прессы, уже 40 миллионов наших с вами денег туда уже засобачила.

Слушательница Ольга Игоревна: Я 15 лет живу в Калининграде. В общем-то, этот город я люблю, он мне нравится при всех архитектурных недостатках, которые есть в любом городе. У меня не вяжется это желание восстановить замок, потом современные новостройки под вид Восточной Пруссии, с названием город Калининград. Это как? Либо надо город переименовываться в Кенигсберг, либо как-то по-другому рассматривать архитектурный вид нашего города, потому что одно с другим никак не совмещается.

Игорь Одинцов: Как должен выглядеть город - решать жителям. Ильф и Петров когда-то сказали: «Запад нам поможет» и все наши руководители повторяют эту фразу. Поможет ли запад я не знаю, но знаю, что люди, которые сегодня приезжают, они не в состоянии воссоздать старый город - его нет, его убили, остались маленькие пятна. Надо строить неправительственный комплекс, а строить для людей. И самое важное, чтобы нас, людей, которые любят Калининград могли и хотели бы слушать, но, к сожалению, нас слушать не хотят.

Слушатель Сергей Борисович: Я 1953 года рождения, живу на улице Фрунзе. Я помню то время, когда сносили этот замок, я был тогда сопливым пацаном, мне было лет 8. Я, конечно, за то, чтобы его восстановить, но вы представляете какие это колоссальные деньги. Кенигсберг он никак не соотносится с фашисткой Германией, логовым и чем-то подобным. Этот город, если вы не знаете, основали славяне. Но восстанавливать замок очень-очень дорого. Он был жемчужиной города. Но тем не менее лучше помочь обездоленным людям, сделать дорогостоящую операцию, но восстанавливать замок будет нецелесообразно.

Игорь Одинцов: Я сегодня перед вашей передачей слушал заседание комиссии при президенте Путине и там выступали люди, и говорили о гласности, что важные вопросы нельзя решать кулуарно. Та же застройка центра - что-то там делать надо. Есть решение калининградских архитекторов, соберитесь узким кругом и будем решать этот вопрос с привлечением города Калининграда. Мы имеем право на это, тем более так говорит наш президент и, наверно, к его словам надо прислушиваться.

Вадим Еремеев: Вообще, конкурс проводился этот очень странно. У нас в составе жюри не было ни одного калининградского архитектора. Были представители Германии, вот почему и замок так хорошо курируется и политическое жюри в составе нашего губернатора, мэра и их приближенных решали кому быть первым и так далее, но дело в том, что это не специалисты и безучастие калининградских архитекторов - это неполноценная работа жюри. Сама историко-художественная программа, которую готовил Попадин, была составлена так, что конкурсантам там надо будет восстановить замок, т.е. никаких современных решений никто не мог предложить иначе бы они не прошли - это заведение в тупик уже второго конкурса в Калининграде. По первому конкурсу, вы помните, они решили восстановить Альштадт и им мешал Московский проспект - они его снесли, им мешала эстакада - они ее снесли, им мешала зеленная зона между Московским проспектом и островом Канта - они ее застроили. Они просто грабительски поступают с городом! Мы просто вынуждены были разработать альтернативный проект вне конкурса.

Игорь Одинцов: Вы обратите внимание, как молодой человек сейчас сказал. Люди любят наш город, люди любят русский город. Я не говорю, что надо матрешек везде понаставить, но мы живем в России и надо привлекать наших специалистов, слушать мнение нашего русского народа. Но, к сожалению, у нас, что есть - то есть.

Слушатель Валерий Молодцов: Я родился здесь в Калининграде и по этому замку еще лазил пацаном. Видел, как его минировали, потом взрывали, автобусы и трамваи останавливались - я это все видел. Я хотел у вас узнать, с чей подачей, с чьей руки это было сделано, зачем? Оставался бы как памятник архитектуры. Рейхстаг остался же ведь и замок надо было оставить, а теперь начинают восстанавливать.

Вадим Еремеев: Я был одним из тех, кто подписывал письма против сноса замка, я был председателем Союза архитекторов в тот период. В литературной газете появилась тогда статья по замку, что его надо оставить в том виде в каком он был, подреставрировать и превратить в большой антивоенный музейный комплекс. В Берлине есть полуразрушенная кирха, которая является как бы символом войны. Однако, политика была такая: все немецкое разрушить до основания и затем мы новый наш мир построим - эта песня в Калининграде очень сильно звучала. Наш город по сути разрушался, разбирали совершенно целые коробки: здание правительства Восточной Пруссии на Пролетарской улице был совершенно целым его развалили и сейчас он продолжает разваливаться. Вот мы хотим что-то новое восстановить, а ведь старое не бережем. Разваливается уникальное здание - знаменитая наша «Кройц-аптека» на улице Фрунзе.

Игорь Одинцов: А здание милиции? Вадим Еремеев: Да здание милиции изуродовали. Мы совершенно не используем фортификационные сооружения. Мы не сохраняем то что имеем, за это надо спрашивать с наших властей. Мы должны были уцепиться за все, что осталось и пытаться его восстановить. А не делать новый гигантский камуфляж из замка, как называли это сами участники конкурса «Сердце города» из Питера.

Слушательница Анна Зацепина (Светлогорск): Хотелось обратиться к специалистам и расставить все точки над «i». Мы все боремся за курортную привлекательность и при этом у нас везде присутствует варварская застройка. Дом на доме строят. Минимальные придомовые территории - это не очень привлекательно для тех же москвичей. Питер основал Петр I он призывал иностранных архитекторов, может даже копировал архитектурные шедевры. Люди едут за границу, чтобы походить среди красивых зданий. Почему не остается какого-то периметра вдоль центральных улиц именно под застройки отелей, которые имели бы привлекательный вид, при этом создавались бы рабочие места? Что переливать из пустого впорожне, говорить о тех домах, которые были построены еще сто лет назад, и они в таком запущении, что вкладывать туда средства утопично. Надо строить на новом фундаменте по современным технологиям и прибегать к каким-то формам, которые были бы классическими, которые были бы людям интересны. Мне кажется, что власть имущие перевернули все с ног на голову и превратили администрирование в бизнес, кто кому даст право застраивать и больше никаких критериев не существует. Говорим, только о финансовых оборотах.

Игорь Одинцов: Вы правы.

Слушательница Зацепина Анна (Светлогорск): Мы ведь тоже имеем эстетический вкус. У нас много граждан, которые ездят по заграницам и хотят получать профессиональное обслуживание, они готовы тратить деньги создайте только условия. Давайте создавать курорт.

Вадим Еремеев: Вы посмотрите последний «Дворник», где написана статья «Самые богатые люди в Калининграде» - это все наши депутаты, понимаете. На чем они деньги делают? Они делают их как раз на этих застройках, на торговых центрах. У нас семь торговых центров, которые усложнили всю транспортную жизнь на центральной площади. У нас эти депутаты диктуют градостроительную политику в городе в своих интересах.

Игорь Одинцов: Перед первым конкурсом было совещание, где я задал один вопрос: это земля частная? Мне власти сказали, что эту землю по кусочкам продадут. Вы понимаете, должно быть понятие политики застройки исторической части города. Вот возьмем Флориду есть журналы иностранные, которые издаются с планами, фасадами из Флориды. Они берут это здание за образец и строят в Калининграде. Это правильно? Это безумие! Во Флориде температура одна, содержание одно, здесь у нас все совершенно по-другому. Я еще хочу сказать, вы помните, пять или шесть лет назад здесь было землетрясение? А если поднять справочники, то в этих справочниках сказано, что в тысяча восемьсот каком-то году в Кенигсберге было очень серьезное землетрясение, там здание повалилось, люди погибли и таких два-три землетрясения было. Наши строители поднимали вопрос, чтобы определить эту сейсмическую зону и понять, можно строить или нет? Вот строят сейчас стадион, там сейсмическая зона, но строится она без условий сейсмики. Можно это или нет? Никому это не надо. Почему? Потому что серьезных специалистов в области строительства нет. Я прямо хочу сказать, это бомба замедленного действия. Тряхнет и все эти здания сложатся. Тогда что будут говорить?

Слушатель: Посмотрите, что у нас творится! Во что превратили Светлогорск, Зеленоградск! Это курортные города, что там делают?! Строят десяти-девятиэтажные дома. Уму непостижимо. Я был в Голландии, когда в море ходил, я во многих городах был. Почему там нет никаких курортных зданий. Человек приезжает на курорт отдохнуть, а там такой же дым, как и у нас в Калининграде. Еще один пример, в национальном парке «Виштынецкий» вырубили 10 га дуба…

Игорь Одинцов: И замолчали. А вы знаете куда дуб пошел? На паркет.

Слушатель: В карман кому-то, даже не в бюджет.

Игорь Одинцов: Это один из элементов коррупции. Я попросил прокурора послушать.

Слушатель: Да, послушают они.

Игорь Одинцов: Послушают, сейчас время другое пришло. Сейчас губернаторов пачками сажают.

Слушатель: У губернатора я тоже как-то спрашивал, куда ты смотришь? Насколько я знаю и по вашей передаче и так это же заместитель губернатора подписал этот указ. Только вдумайтесь этим дубам по 200-300 лет. Это если сейчас посадить дубы, то даже наши пра-пра-пра… правнуки не доживут до этого - это беспредел. Куда они только не втыкают дома эти. Людям не выйти. Эти Ярошуки, Цукановы они бы не покупали там дома. У Ярошука дом на Лазурном берегу, где спокойно, мало людей и уютно, а здесь губернатор все поганит, застраивает, где надо какому чиновнику, кто-то взятку дал или что-то. В Гурьевске хотят парк вырубать, а ему сто лет деревья хотят выпилить и дома там строить.

Вадим Еремеев: В принципе все правильно товарищ говорит. Далеко ходить не надо. В Калининграде больше примеров, чем в Светлогорске. Вот парк был, где Ялтинский пруд, там еще дом Немецко-русский.

Игорь Одинцов: Это же парк Олимпийский был.

Вадим Еремеев: Да при немцах там было олимпийское сооружение, все вымощено булыжником. Дело в том, что там вековые деревья стояли и практически все они пошли под снос и на их место воткнули три семнадцатиэтажных дома и причем в такой плохой архитектуре. А вдоль Литовского вала, а Верхний пруд весь застраивается, а парки наши все застраиваются, а Центральный парк, где была раньше зеленая зона, сейчас же это застроено домами.

Игорь Одинцов: А вот возьмите на Кафедральном соборе мы передний фасад полностью закрывали плющом и девичьим виноградом. Вырубили это. Объяснили, что это мешало видению. Чьему только видению непонятно. Это же была не только эстетика, растения не давали обливать стену дождем, потому что если боковой дождь, то это все промокало, а они были преградой.

Ведущая Яна Швец: Что делать с градостроительной политикой? Как эту ситуацию можно изменить?

Вадим Еремеев: Надо, чтобы народ объединялся, надо, чтобы гражданское общество получило голос, чтобы не мы их боялись, а они нас. Дело в том, что раньше был проектный институт, политика градостроительная была очень четкая при советском периоде, но после развала, все пошло на поток захвата зеленых зон. Когда я возглавлял мастерскую генерального плана, любой проект, по которому надо было построить девятиэтажный дом, нужно было вести в Москву и там согласовывать. Нужно было рассчитать хватает ли там школьных мест, хватает ли детских садиков, как там с сетями - все было очень продумано и градостроительно грамотно. Делали микрорайоны, мы сдавали каждый год школы, не было никаких проблем с детскими садами. А новый генплан, который пытаются выдать за какой-то документ хороший? Вообще непонятно зачем его делают. Дело в том, что был питерский институт, который разработал хороший проект, но он же не осуществлен на 80%. Его просто надо было доводить до ума. Почему пробки все транспортные в городе? Потому что надо строить развязки на разных уровнях. Сейчас проанализировали это кольцевое движение на площади Василевкого и пришли к выводу, что это не решит проблему пробок. По проекту здесь должна быть развязка на разных уровнях, а это совершенно другое дело. Понятно, если ничего не делать, то мы задохнемся в этих пробках. Потому что, кроме одной развязки, которую сделали на Нарвской, мы ее, кстати, проектировали еще лет тридцать назад, больше ничего не сделано в городе.

Ведущая Яна Швец: В подтверждение ваших слов вот буквально недавно мэр города Александр Ярошук признался, что эксперты предрекают в скором времени транспортную катастрофу в Калининграде. Согласно нормам, на одну машину должно приходиться 200 м дорожного покрытия, в Калининграде это все лишь 45 м, в Москве 42 м. По мнению экспертов, из ситуации есть два выхода — запретить автомобилистам въезд в центр города или построить новые транспортные развязки. Как бы вы прокомментировали?

Игорь Одинцов: Я хочу подчеркнуть маленький момент. Вот две машины столкнулись на Московском проспекте и весь город стоит. Не надо много говорить, не надо ничего придумывать. А мы еще хотим там чего-то построить. Это люди не специалисты. Если специалиста нет - бесполезно заниматься этой работой, а то что они плохо продумали уже критика пошла, что этот план никуда не годится. Надо любить наш город - это наш российский город. Надо не командовать, а надо любить. И решать не таким образом, чтобы машины все уничтожить, или чтобы разные номера в разные дни ехали - это не так решается. Надо делать, то что давно уже было сказано: делать развязки, расширять дороги, где, возможно, но встает вопрос денег и все остается практически на месте и это страшно.

Вадим Еремеев: Получается так: как ни разрабатывай эти генеральные планы, если ничего не строить по ним, то ничего и не будет. У нас должно было быть параллельно Железнодорожной улице и двухъярусному подвесному мосту уже новая магистраль давно построена и тогда проспект Калинина должен с Ленинским проспектом развязаться на двух уровнях, а там построили огромный торговый центр «Виктория», который запер все. Это все преступные дела. Так нельзя руководить городом.

Ведущая Яна Швец: А как вы оцениваете инициативу ограничить въезд в центр города?

Игорь Одинцов: И что будет? Ну, к примеру, нужно поехать в аэропорт или Светлогорск, как люди будут добираться? Коммуникации они есть, но их надо конструировать. Помните дорогу на аэропорт, это не дорога была, а танкодром. Сейчас сделали дорогу едешь и радуешься.

Вадим Еремеев: Это единственное, что сделали.

Игорь Одинцов: Это единственный кусок, которым можно похвастаться. Надо привлекать специалистов высочайшего уровня, чтобы они решили этот вопрос, надо советоваться со своими жителями. Не относится к ним как к быдлу и делать, что хотеть. Надо любить свой народ. У нас умный, хороший народ. Эти власти уйдут, а наши дети и внуки они останутся и будут жить здесь.

Вадим Еремеев: Прекрасно все сказал Игорь Александрович, единственное, что можно добавить, это то, что надо остановить этот ваттерфронт попадинский по застройке набережной реки Преголи. Там хотят поставить еще какие-то девятиэтажки, построить еще дома, где находятся сейчас зеленые зоны, бульвары.

Ведущая Яна Швец: Вы имеете ввиду застройку около спорткомплекса «Юность»?

Вадим Еремеев: Да эта стройка совершенно ни к чему и на зеленые зоны сейчас идёт большое наступление. Понятно, что за всем за этим стоят депутаты. Ведь, конечно, в доме на Колхозной квартира будет строить 30 тысяч метр квадратный, а здесь он будет строить все 100. Как сейчас построили жилой дом на Нижнем пруду.

Вадим Еремеев: Да это преступление, они же там вырубили еще голубые ели. Убрали памятник Нормандия-Неман спустили его куда-то в подвал. Игорь Одинцов: Но с кем мы будем говорить. Вы нас позвали, и мы через радио поговорили с народом, но никто из властей нас слушать не хочет. Также нельзя. У нас есть много серьезных специалистов, которые посоветуют, потом собрать и сделать референдум. И если люди скажут да, то строить, а если нет, то извольте. Надо любить свой город и он всегда вас поддержит.

Эксклав.ру



Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account