starover

Боец последней сотни


Previous Entry Share Next Entry
Мария Скрыдлова
starover
Оригинал взят у ljwanderer в Мария Скрыдлова


Мария Николаевна Скрыдлова родилась 21 августа 1898 г.
Когда-то в 1917-м ее имя не сходило со страниц газет, несущих известия из России.
Суфражистки всего мира с замиранием сердца слушали рассказ о девушке-аристократке, обрившей свою голову, надевшей солдатскую форму, мечтающей умереть за родину.
Мария Скрыдлова была адъютантом Марии Бочкаревой в Женском батальоне смерти.


Американский фотокорреспондент капитан Дональд С. Томпсон и американская журналистка Флоренс Харпер

Дональд Томпсон - жене:

Чтобы ты получила представление о женщинах, вступающих в женские батальоны, расскажу о Марие Скрыдловой, дочке адмирала, одного из величайших адмиралов, человека, который стал известен в русско-японскую войну.
Ей 18-20 лет, она очень привлекательная, хотя не красивая, очень талантливая, принадлежит к русской аристократии. Она разговаривает на нескольких языках, и как, я понял, получила образование за границей…Во время революции эта девушка видела такие ужасы, какие мало кто видел.

Она рассказала Флоренс Харпер, что на ее отца напали члены команды и пытались ее убить. Она умоляла его не убивать, и они его отпустили. Она рассказала, что толпа ворвалась в Морской госпиталь, где она работала и убила офицеров, лежащих в кроватях, и что одного пациента, которого она пыталась защитить, убили на ее глазах.

Она сказала, что после того, как Россия освободилась от царя,  люди, у постелей которых она сидела ночами, развернулись против нее. Они оскорбляли ее такими словами, которых она никогда раньше не слышала, и называли аристократкой.после того как Россия.

После того, что она увидела в госпитале, и того, что произошло в последующие недели, когда несколько людей, живущих в ее доме, были убиты в своих квартирах, а над несколькими девушками надругались, она сняла форму Красного креста и поклялась, что не сложит руки до тех пор, пока такие люди находятся у власти.*


Американская журналистка Рита Дорр
Американская журналистка Рита Дорр рассказывает более подробно:

Она видела много ужасного эти февральские дни. Она видела, как на ее собственного отца напали на улице солдаты, и только его матросы, которые его любили, настояли на том, чтобы этого офицера не убивали.

В палату госпиталя, где она работала принесли старого генерала, который был сильно изранен уличной толпой. Чтобы спасти его жизнь, его нужно было срочно прооперировать. Но, когда его несли из операционной в палату, люди, лежащие на койках, садились и кричали “Убейте его! Убейте!” .
Было непохоже, что они знали, кто он такой, но в те дни безумия для всем офицерам грозила смерть. Почти без сознания после потери крови, старый человек цеплялся за сестру милосердия, как ребенок цепляется за мать. “Вы же не дадите им меня убить?”,- шептал он. И мадмуазель Скрыдлова заверила его, что она о нем позаботится, что он будет в безопасности.

Дверь открылась, и доктор с бледным лицом ворвался в комнату: “Сестра, “- выдохнул он, “Бегите за лекарством, быстро!”. Не понимая, она переспросила: “Что за лекарство?” .Но он только вытолкнул ее за дверь. “Идите. Идите!”,- повторял он.

Она вышла из палаты, и только тогда увидела и поняла. По коридору надвигалась толпа, дикая, неконтролируемая, жаждущая крови, состоящая из отбросов улицы и казарм. Она быстро закрыла собой дверь в палату. “Уходите!”,- скомандовала она. “Человек в палате стар, ранен и беззащитен. Я ухаживаю за ним, и если вы хотите нанести ему вред, то это возможно только через мой труп”.

Невероятно, но эта двадцатилетняя девушка смогла удерживать толпу в течение сорока минут. Когда они навели на нее винтовки, она сказала им стрелять в красный крест, который был на уровне сердца. Они не выстрелили, но самые жестокие сбили ее с ног и удерживали ее, пока остальные ворвались в палату и не добили генерала.

Когда сестра пробилась к нему, он уже умирал…Тогда она пошла домой, сняла форму и сказала отцу:”Женщин должны делать что-то большее, чем бинтовать мужские раны.”…Адмирал Скрыдлов, ветеран двух войн, железный патриот, пошел вместе с ней в казармы женского батальона и своей собственной рукой записал ее на службу в русскую армию
.**




Американская журналистка Бесси Битти
Американская журналистка Бесси Битти, посетившая женский батальон вместе с Ритой Дорр в полевом лагере перед тем, как батальон направили на передовую, оставила о Скрыдловой такие воспоминания:

Мария Скрыдлова сильно кашляла и ее щеки были объяты жаром. “Боюсь, я никогда не смогу стать настоящим солдатом”, - сказала она однажды с кривой улыбкой, я слишком похожа на дамочку.

Я вспоминаю , как я увидела ее впервые, это было в казармах в Петрограде в тот день, когда она пришла в батальон. Она еще была в одежде сестры милосердия, а овал ее лица обрамляли светло-коричневые косы.
Ей было двадцать пять, она разговаривала на пяти языках, была хорошенькой, воспитанной и известной. Очевидно, что у нее было все, чтобы жить, но она была уверена, что ее часы жизни на земле уже сочтены.

Каждая девушка в казарме была ей верна, они постоянно упрашивали ее съесть еще одну ложечку каши или супа, которые она не хотела есть.

“Почему ты сюда пришла?”, - спросила я у нее. “Потому что почувствовало, что я должна.”, – ответила она. “Что нам еще остается делать. Душа армии больна, мы должны ее вылечить. Я пришла и останусь здесь пока не получу крест, металлический или деревянный”
***



Мать Марии, Ольга Августовна Лейброк жена адмирала


Мария, как ни старалась, не могла быть такой же сильной и выносливой, какими были крепкие крестьянки и работницы. Первые испытания тут же выбили ее из колеи.

Бочкарева вспоминала о прибытия в полевой лагерь в Молодечном, когда девушкам от поезда до лагеря пришлось совершить марш-бросок в двенадцать миль:

“Я была приглашена в штаб на завтрак. Тут выяснилось, что несколько моих девиц страдают после тяжелого марша. Две из них, Скрыдлова, мой адъютант, дочь адмирала Черноморского флота, и Дубровская , дочь генерала, были слишком больны, чтобы находится в строю, они были отосланы в госпиталь. Я назначила адъютантом княжну Татуеву из старинного грузинского рода. Она была смелой и преданной девушкой, с высоким образованием, свободно говорила на трех иностранных языках.” ****

После участия батальона в наступлении газетные строки запестрели сообщениями: “Скрыдлова героически погибла…Скрыдлова тяжело ранена и, вероятно, уже не оправится от ранения”.

Дональд Томпсон - жене

Суббота 28 августа 1917 г.

Я разговаривал с одной из девушек батальона смерти, которую привезли обратно в Петроград. Она – дочь адмирала Скрыдлова. Она сказала, что было убито очень много женщин, а некоторых даже взяли в плен. Тяжелее всего было в новоспасских лесах под Сморгоном.
Она сказала, что женщины пошли в атаку с песней и пели до тех пор, пока не увидели своих мертвых товарищей. Она сказала, что лишь немногие испугались, когда узнали, что их предали русские солдаты, и что только они противостоят врагу – маленькая горстка женщин …
Эта адмиральская дочка до сих пор страдает от контузии и не может четко рассказать обо всем.*


Мария оправилась от контузии, и, слегка прихрамывая, вернулась в батальон уже в чине офицера с орденом Св.Георгия Вероятно, Марию любили в батальоне, раз трепетно о ней заботились, но покровительственная любовь и уважение – разные вещи. А потому, незаслуженное, по мнению товарищей по батальону, назначение ее на пост выбывшей по случаю ранения Бочкаревой вызвало ропот, а потом и бунт.

Ротный комитет вынес постановление "Скрыдлову заменить". Рассказывая об этом инциденте, обычно цитируют донесение, отосланное в штаб корпуса:

” Волнения в женском отряде смерти дурно влияют на войсковые части дивизии. Вместо того, чтобы являть собой образец сплоченности, единения и безропотного повиновения поставленному над ними начальнику, отряд сам нуждается в водворении в нем порядка.”

Вот так Мария стала причиной беспорядков на фронте. Впрочем, угроза отправки в Петроград на переформирование батальона заставила доброволиц подчиниться, а вскоре вернулась в строй и сама Бочкарева.

Как же выглядела Мария?

В сети можно найти вот такую фотографию:


Утверждают, что сидящая в центре девушка с аксельбантом и есть – адъютант батальона Мария Скрыдлова.

Однако в издании 1918-го года книги Дональда Томпсона, которая была выпущена после возвращения фотокорреспондента из России,  приводится фотография вручения Батальону боевого знамени.

Подпись под фотографией гласит, что девушка за Бочкаревой и есть Мария Скрыдлова.

Неужели Флоренс Харпер, относящаяся с нелюбовью ко всякому суфражизму, не одобрявшая женские батальоны, но присутствовавшая на церемонии и описавшая слезы адмирала Скрыдлова, перепутала его дочь?
Неужели Томпсон, сделавший эту фотографию и неоднократно беседовавший с Марией, не обнаружил допущенную ошибку в собственной книге?

Все же, рассматривая данную фотографию, логично предположить, что адъютантом батальона является изображенная девушка справа, с часами на руке, аксельбантом на груди и букетом цветов, расправляющая знамя, подаренное Батальону ее отцом.


Нужно заметить, что Скрыдлова не была единственным адъютантом в батальоне. На это указывает М.Рычкова, которая возглавляла Всероссийский женский союз помощи Родине “Женщины за Отечество” , оставившая следующие воспоминания о приезде Бочкаревой в Москву:

Она приехала с двумя своими адъютантами: Скрыдловой и Ивановой и остановилась у Л-ской — члена Комитета женского союза. Понятно, многие пожелали посмотреть Бочкареву и познакомиться с ней.

К нам вышла небольшого роста, полная, белая миловидная женщина в форме пехотного прапорщика, довольно снисходительно приняла нас, удовлетворила наше желание, рассказала кратко свою биографию, показала любопытные следы своих ранений.

Ее попросили позвать своих адъютантов. “Молодцы!” — крикнула Бочкарева. Послышались торопливые шаги, и в дверях остановились в самой почтительной позе — руки по швам — две доброволицы. “Можете идти!” . Налево кругом, и адъютанты скрылись.

В канцелярию батальона явились французские офицеры. Весь разговор Бочкаревой с этими офицерами переводился адъютантами Бочкаревой, отлично владевшими французским языком. На желание узнать, что побудило Бочкареву организовать женский батальон, она сказала:

“Я знаю, что женщина как воин ничего ценного не может дать Родине.
Мы — женщины только должны показать пример солдатам-дезертирам, как нужно спасать Россию.
Пусть мы все погибнем — лишь бы они поняли свой долг перед Родиной!
Дайте нам больше триумфа, проводите нас с музыкой.
Вот все, что нам нужно — привлечь внимание!”


Воспоминания М. А. Рычковой. “Женское движение 1917-го года”

Была адъютантом, как свидетельствует сама Бочкарева, и Татуева.

Таким образом, наличие аксельбанда еще не достаточный признак того, что девушка, его имеющая – Мария Скрыдлова.
Однако, взгляда на фотографию матери, Ольги Августовны, достаточно, чтобы найти некоторые общие черты с изображенной  девушкой с аксельбантом. Хотя, в изображении другой девушки можно найти общие черты с адмиралом :)

Еще больше запутывает ситуацию фотография Марии Скрыдловой, опубликованная американским изданием "Milwaukee Journal" от 28 сентября 1917года.


В статье с названием "Женщины на войне" Мария Скрыдлова ( как мадам Скрыдлова) обозначена под номером "4" в левом нижнем углу.


Эта фотография не похожа ни на первое лицо, ни на второе, к тому же, девушка на фотографии не похожа на бритоголового солдата. То ли это - действительно, довоенная фотография Марии Скрыдловой, то ли эта совершенно другая девушка, и газета ошиблась в выборе фотографии.

О дальнейшей судьбе Марии почти ничего не известно. На одном из форумов я прочитала инормацию о том, что  Мария проживала в Советской России и была даже театральной танцовщицей, так как когда-то брала уроки у Айседоры Дункан. Какое-то время во время голода в Поволжье Мария работала секретарем в американской организации ARA, занимавшейся поставками продовольствия. В 1926-м году она вышла замуж за баварского промышленника Рихарда и уехала из России. Дальнейшая ее судьба пока неизвестна.

*    -  From Tsar to Kaiser. The Betrayal of Russia by Captain Donald C.Tompson NY.1918

**   - Inside the Russian Revolution by Rheta Childe Dorr 1917

***  - Red Heart of Russia by Bessie Beatty, NY 1918

**** - Yashka. My life as peasant, officer and exile by Maria Bochkareva as set down by Isaak Don Levin
, 1919

Еще читать в этом журнале: "Мужская жизнь Марии Бочкаревой"
Далее: "Американцы о Женских батальонах смерти"


UPD.
Дальнейшее обсуждение темы, когда было подставлено под сомнение участие Батальона в боях, в мой журнал зашла историк Ольга Хорошилова, которая оставила следующую информацию:

....мало того, что батальон Бочкаревой существовал. Он еще принимал участие в боях под Крево у Новоспасского леса. Как только вы доберетесь до РГВИА, найдете фонд № 2277, закажите опись 1 и дело (для начала) № 101 (особенно советую!), 367 и 368, а если будет время, то и другие дела этого замечательного фонда, то вы обретете самую важную архивную информацию с подробностями боев с 7 на 8 и с 8 на 9 июля 1917 года и множеством подробных описаний боевой работы батальона. Там же есть и список нижних чинов батальона и вообще много всяких любопытных деталей этой серии боев. Я до туда добралась и счастлива имеющимися теперь на руках архивными материалами. Помимо меня это уже сделали такие уважаемые историки, как Сенин, Васильев, Иванова, Астрахан

Скрыдлова в бою участвовала. Бочкарева не сообщает об этом в "Яшке", но говорит об этом в интервью питерской газете ("дралась как львица и была тяжело ранена"). Скрыдлова после ранения и переправки в госпиталь давала интервью нескольким иностранным агентствам в том числе Associated Press. Самое важное однако - найти (если они есть) документы на представление Скрыдловой к награде (есть версия, что она получила таки Георгиевский крест или медаль). Этих документов я и мои коллеги пока не обнаружили. Впрочем, поиски только начались.

http://ljwanderer.livejournal.com/313299.html?thread=1926611#t1926611



Posts from This Journal by “Первая мировая война” Tag


?

Log in

No account? Create an account