starover

Боец последней сотни


Previous Entry Share Next Entry
Гражданская война на Дальнем Востоке в фотографиях Уильяма Джонса – I
starover
Оригинал взят у dkphoto в Гражданская война на Дальнем Востоке в фотографиях Уильяма Джонса – I
Поделились со мной весьма интересными фотографиями американского младшего лейтенанта Уильяма Корнелиуса Джонса (William C. Jones), в 1918–1920 годах служившего в так называемом Русском железнодорожном корпусе (Russian Railway Service Corp.), действовавшем на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири, Маньчжурии и Монголии. Подозреваю, что не все из представленных снимков были сделаны непосредственно Джонсом, однако все они взяты из его личного архива.
Упомянутая часть официально была создана для охраны Транссибирской магистрали и помощи в снабжении противостоящего Германии в Первой мировой войне Восточного фронта в условиях хаоса, создавшегося в России после Октябрьской революции. Затем корпус должен был решать задачи недопущения захвата немцами уже доставленных в страну военных материалов и разного рода стратегических запасов. Попутной целью, как признают сами американцы, стала помощь Белой армии в борьбе с Советами. Вместе с тем, отмечается, что американское командование пошло на это крайне неохотно и едва ли не вынужденно.
Строго говоря, действительно, Россия в годы Великой войны получала от Союзников значительную помощь дефицитными материалами, часть из которых на фронт и предприятия попасть не успела, скопившись на складах. С другой стороны, в 1918 году говорить о полноценном Восточном фронте едва ли корректно. Но и вступать в полномасштабное противостояние с Красной армией американцы и в самом деле не спешили и по целому ряду причин не хотели этого.
Впрочем, я вовсе не собираюсь устраивать глубокое историческое исследование на тему роли США в Гражданской войне в России – думаю, все равно Америку на этом попроще не открою. Мое стремление ограничивается показом в своем блоге нескольких десятков показавшихся мне интересными фотографий, большую часть которых я лично встретил впервые.

Удостоверение личности Уильяма Джонса, выданное ему 17 ноября 1917 года в Сан-Франциско перед отправкой в Японию, откуда он уже и попал в Россию. Из документа следует, что младшему лейтенанту на тот момент было 28 лет, а на службе в Русском железнодорожном корпусе он имел статус гражданского лица. В случае попадания в плен Джонс должен был пользоваться всеми правами государственного служащего США.


Парад войск интервентов во Владивостоке в августе 1918 года. На фасаде слева (там находился штаб союзного командования) можно наблюдать японский флаг.


В улице, без сомнений, узнается Светланская – уже в начале XX века ставшая главной парадной артерией города.


Маршируют «Волкодавы» (U.S. Wolfhounds) – видимо, батальон морской пехоты с одного из множества стоящих в гавани военных судов.


Идет немногочисленная кавалерия. Вообще-то американские войска на Дальнем Востоке были неплохо моторизированы и передвигались в основном на автотранспорте. Основным типом грузовика, если ничего не путаю, являлся «Форд ТТ».
Могу ошибаться, но в здании справа, кажется, располагался штаб чехословацкого корпуса. Это здание сохранилось до наших дней, сейчас в нем среди прочего находится Дом книги.
Слева можно видеть строй японского контингента. Кстати, как японцы представляли в своей пропаганде свою интервенцию на Дальнем Востоке – отдельная чрезвычайно занимательная история.


Парад был устроен в ознаменование передачи полномочий в городе чехословацким частям.
Справа вдали можно видеть шпиль торгового дома Кунста и Альберса, ныне это ГУМ. И он, и здание перед ним существуют и поныне.
Снимок этот достаточно известен и принадлежит точно не Джонсу, а просто был взят тем для собственного архива.


Некий младший офицер (суду по пистолету) морской пехоты США.


Корабли в бухте Золотой рог.


Снимок подписан: «Американский линкор «Бруклин» (U.S. Battleship Brooklyn). Однако я склонен верить русской надписи на кадре – судно и в самом деле похоже на крейсер.


Японский военный корабль.


Военный транспорт «Уоррен», на котором, очевидно, Джонс и прибыл из Японии.


Палуба транспорта.


Стратегические запасы фронта – 27 тыс. железнодорожных колесных пар.


Кипы каучука для русской военной промышленности. Впоследствии они были вывезены Союзниками обратно.


Владивостокский ресторан в американском стиле.


Угол Светланской (она уходит вглубь кадра) и Алеутской улиц. Приметное здание на углу принадлежит знаменитому торговому дому Чурина. Дом сохранился, а фирма давно канула в лету, хотя в Китае просуществовала как минимум до японской оккупации Маньчжурии.
Как ни странно, несмотря на массу проблем, город не так уж беспросветно тяжело перенес годы интервенции. Местные власти не были подчинены командованию Союзников, и в случае необходимости управа достаточно активно защищала интересы горожан.


Опять Светланская в районе современной главной городской площади. Дом справа –  так называемые Зеленые кирпичики, кстати, до наших дней купола не сохранившие.


Теплушки, надолго ставшие домами для чехословаков, прибывших весной 1918 года во Владивосток для эвакуации, обещанной Союзниками.


Чехословацкий солдат – один из многих, сначала воевавших в армии Австро-Венгрии, но сдавшийся в плен и перешедший на сторону Российской империи. В 1918 году их, в железнодорожных составах, растянувшихся от Пензы до Владивостока, насчитывалось около 50 тысяч. При этом они в массе своей отнюдь не симпатизировали Советской власти, так как та заключила в марте Брестский мир с Центральными державами, и чехословакам грозила выдача их правительству. Самонадеянная попытка разоружения этих частей стала причиной вспыхнувшего 25 мая их выступления против Советов. Это событие и принято считать началом Гражданской войны, хотя, в принципе, существуют и иные точки отсчета.


Смотр чехословацких войск во Владивостоке.
Кстати, когда они, действуя как оккупанты, начали реквизировать в городе жилье для своих офицеров, власти устроили громкий скандал (напирая на то, что Союзники гарантировали неприкосновенность земства и самоуправления в рамках местных дел, а также неприкосновенность прав и имущества русских граждан). В итоге самовольно вселившиеся военнослужащие были изгнаны, а в дома вернулись их законные жильцы. Впоследствии реквизиция жилья велась только с позволения городской управы, по особому договору с домовладельцем и учетом нужд выселяемых квартирантов.


Большевики, убитые во Владивостоке. Сложно сказать, к какому именно эпизоду относится этот кадр. Возможно, он был сделан 29 июня 1918 года, сразу после того как примерно десятью тысячами чехословацких легионеров был арестован Владивостокский Совет и разоружена Красная Гвардия. Едва ли тогда обошлось без жертв.
К слову, утром того же дня началась высадка английского (в основном частей из доминионов империи) и японского десантов. В полдень их примеру последовали китайцы, а к вечеру – и американцы.


Турецкие военнопленные. Насколько я знаю, они активного участия в упомянутых событиях не принимали, а под конвоем были эвакуированы Союзниками через Владивосток.


Служащие Русского железнодорожного корпуса. Четвертый слева – Уильям Джонс.
О службе его в России и на КВЖД я расскажу во второй главе этого альбома.


Posts from This Journal by “Первая мировая война” Tag


?

Log in

No account? Create an account