starover

Боец последней сотни


Previous Entry Share Next Entry
Воинское захоронение Земетимен. Поручение президента выполнено?
starover


В статье «Крах пилотного проекта Алексея Венедиктова»[1] я рассказал о том, как муниципальные и военные чиновники под руководством чиновников областного правительства провели паспортизацию воинских захоронений в Калининградской области. Напомню бодрое сообщение на официальном портале регионального правительства: «В Калининградской области выполнено поручение президента России о паспортизации воинских захоронений. Калининградская область завершила паспортизацию воинских захоронений. Об этом сообщил заместитель председателя регионального правительства Михаил Плюхин. По его словам, изначально учёту подлежало 211 объектов, но благодаря тщательной работе с муниципалитетами регион направил в Министерство обороны России 283 учётные карточки. «Паспортизация проводится по поручению президента России», - напомнил Михаил Плюхин. «Работа проведена по каждому муниципалитету совместно с военными комиссариатами. Все документы в рамках исполнения поручения президента направлены в Министерство обороны России. Немного задержался Ладушкин из-за ошибок в оформлении учетной карточки. Калининграду требуется дополнительное время для оформления бумаг в связи с большим количеством вновь выявленных фамилий погибших. Власти муниципалитетов успеют справиться с этой задачей до конца года», - заявил Михаил Плюхин».[2]

Жизнерадостность высокопоставленного чиновника непонятна. Подавляющая часть из этих 283 паспортизированных воинских захоронений составляют мемориалы воинов Рабоче-крестьянской Красной армии периода Великой Отечественной войны. Они и раньше были учтены. А вот с захоронениями воинов Русской Императорской армии дело по-прежнему обстоит из рук вон плохо. Мною уже было отмечено, что в Нестеровском районе чиновники изготовили паспорта только на 9 захоронений периода Первой мировой войны, что составляет менее 10% от возможного (в районе насчитывалось более 120 захоронений воинов РИА). Учтём, что эти 9 захоронений также были уже учтены, как памятники культуры. На портале «Эксклав.ру» уже были помещены мои статьи про пятнадцать воинских захоронений, не получивших паспортов: Луговое (Бильдервайчен)[3], «Антонсхайн»[4], «Эбенфлюр»[5], «Шлойвен»[6], Нестеров (Шталлупенен)[7], Сосновка (Шелден)[8], Дальнее (Амтсхаген)[9], «Нарвикау»[10], Черняховка (Лаукупёнен)[11], «Малиссен»[12], Фурмановка (Каттенау)[13], Невское (Пиллюпенен, Шлоссбах)[14], Раудорф (Раудонен, Трудовое)[15], Финкельшлюхт[16], Хазельгрунд[17].

Ниже будет рассказано про шестнадцатое воинское захоронение, мимо которого прошла паспортизация Венедиктова-Адылова-Плюхина. Оно было создано на земельном участке некого Шековского неподалёку от посёлка Земетимен. Посёлок давно исчез с лица земли. В книге Макса Денена и в списках Германского Народного союза отмечено, что на этом кладбище погребены 171 русский воин и 22 германских воина. Все они погибли во время Шталлупененского сражения 17 августа 1914 года.



К 16 часам 17 августа посёлок Земетимен занимался 4-м батальоном 105-го пехотного Оренбургского полка 27-й пехотной дивизии 3-го армейского корпуса. Батальон прикрывал тыл своего полка, наступавшего с юга на посёлок Гёритен (Пушкино). На него и пришёлся мощный удар германцев со стороны Мелькемена (Калинино) и Пилюпенена (Невское), в результате которого 105-й полк был фактически разбит. Его четыре батальона были переформированы в два сводных батальона. Впрочем, всего лишь через три дня эти сводные батальоны прекрасно себя показали в Гумбинен-Гольдапском сражении, отбив все атаки германцев на рощу к северу от Маттишкемена, опушку которой они обороняли.



Воинское захоронение Земетимен находится не на гражданском кладбище. Оно создавалось как отдельно расположенный воинский мемориал. На найденной мною фотографии 1942 года можно видеть, что этот мемориал имел террасу. На возвышенной части были похоронены 22 германских воина. Там было установлено не менее трех железобетонных латинских крестов с соответствующими надписями. Немецкий участок был огорожен деревянным забором. Ниже германского участка был похоронен в братской могиле 171 русский воин. В левой части фотографии мы можем видеть бетонный православный крест, установленный на русском участке. Фотография сделана в зимнее время. Нижняя косая перекладина русского креста еле выступает из сугроба.

После 1945 года судьба воинского мемориала Земетимен сложилась до такой степени печально, что представители Германского Народного союза по уходу за воинскими захоронениями так и не смогли его найти, несмотря на неоднократные попытки. Не смог его найти и Александр Панфилов. Не добрался до него и Дмитрий Востриков, несмотря на то, что на своем сайте разместил упоминание о существовании воинского захоронения Земетимен. Фотоснимков Востриков народу предъявить не смог. Между тем место воинского захоронения довольно точно отмечено на германских картах. «Черные копатели», конечно, прекрасно знали о существовании этого воинского мемориала и делали своё черное дело. Не паспортизированный в ходе реализации пилотного проекта Венедиктова, мемориал Земетимен был обречен на окончательное и бесповоротное исчезновение с лица земли, если бы не казаки хутора имени Козьмы Крючкова. Поставив перед собою цель, они её добились. От внимательного и опытного взгляда казака ничто не укроется даже в густом лесу. Остатки мемориала были обнаружены путём внешнего осмотра местности.



Прежде всего были обнаружены следы трех ям, выкопанных «черными копателями» на мемориале. Они представляли собою небольшие углубления в земле с оплывшими краями, присыпанные сухими листьями. Среди листьев лежало несколько человеческих костей. Затем были обнаружены две лестницы из армированного бетона, ведущие снизу на террасу германского участка. Они были слегка присыпаны землёй, вырытой «черными копателями». Было обнаружено основание православного креста, оставшееся на «родном» месте по центру русского участка, также присыпанное землей. Сам крест был разбит, но на основании сохранился фрагмент нижней косой перекладины. В очередной раз удивляешься тому факту, что с наибольшей ненавистью строители светлого будущего, появившиеся в этих краях после 1945 года, относились именно к православной символике. Вероятно, те калининградцы, что сегодня ругаются в адрес Православной Церкви по поводу, а чаще без всякого повода, являются потомками этих вандалов.



Латинские кресты на данном мемориале также были повреждены. Внешним осмотром удалось обнаружить только один. Остальные, видимо, присыпаны землей. У обнаруженного латинского креста отбиты края перекладины и обколота верхняя часть, в результате чего крест стал выглядеть как бетонный заостренный вверху кол. На воинских захоронениях этой части Калининградской области уже наблюдались явления, похожие на ритуалы сатанистов. На одном захоронении около посёлка Невское железобетонный крест вытащили из земли, отбили края перекладины и закопали в землю в перевернутом состоянии. То же наблюдалось с двумя бетонными крестами на воинском захоронении Грюнвальде в лесу около Виштынца. Они также были разбиты и вкопаны в землю вверх ногами.



Казаки хутора имени Козьмы Крючкова огородили территорию воинского захоронения и разместили информационные таблички. Были установлены временные кресты из подсобного материала. Воинское захоронение Земетимен ждёт восстановительных работ. Но те, кому положено по закону восстановить этот мемориал, делать это не будут.

По действующему российскому законодательству могила даже одного русского воина является воинским захоронением, и на него распространяется действие Закона РФ от 14 января 1993 г. N 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества». Напомню, что этим законом определены следующие обязанности органов местного самоуправления (очевидно – администрации Нестеровского района):

Ст.4.: «Ответственность за содержание мест захоронения, оборудование и оформление могил и кладбищ погибших при защите Отечества возлагается на органы местного самоуправления»

Ст.5.: «Воинские захоронения подлежат государственному учету. На территории Российской Федерации их учет ведется органами местного самоуправления…. На каждое воинское захоронение устанавливается мемориальный знак и составляется паспорт.

Воинские захоронения содержатся в соответствии с положениями Женевских конвенций о защите жертв войны от 12 августа 1949 года и общепринятыми нормами международного права.

Ответственность за содержание воинских захоронений на территории Российской Федерации возлагается на органы местного самоуправления»

Ст.6.: «В целях обеспечения сохранности воинских захоронений в местах, где они расположены, органами местного самоуправления устанавливаются охранные зоны и зоны охраняемого природного ландшафта в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации.

Выявленные воинские захоронения до решения вопроса о принятии их на государственный учет подлежат охране в соответствии с требованиями настоящего Закона.

Проекты планировки, застройки и реконструкции городов и других населенных пунктов, строительных объектов разрабатываются с учетом необходимости обеспечения сохранности воинских захоронений.

Строительные, земляные, дорожные и другие работы, в результате которых могут быть повреждены воинские захоронения, проводятся только после согласования с органами местного самоуправления.

Предприятия, организации, учреждения и граждане несут ответственность за сохранность воинских захоронений, находящихся на землях, предоставленных им в пользование. В случае обнаружения захоронений на предоставленных им землях они обязаны сообщить об этом в органы местного самоуправления.

Сохранность воинских захоронений обеспечивается органами местного самоуправления».



Ст.7.: «Пришедшие в негодность воинские захоронения, мемориальные сооружения и объекты, увековечивающие память погибших, подлежат восстановлению органами местного самоуправления».

Ст.11.: «Органы местного самоуправления: осуществляют мероприятия по содержанию в порядке и благоустройству воинских захоронений, мемориальных сооружений и объектов, увековечивающих память погибших при защите Отечества, которые находятся на их территориях»

Ст.12.: «Расходы на проведение мероприятий, связанных с увековечением памяти погибших при защите Отечества, в том числе на устройство отдельных территорий и объектов, исторически связанных с подвигами защитников Отечества, а также на организацию выставок и других мероприятий могут осуществляться за счет средств… местных бюджетов в соответствии с компетенцией… органов местного самоуправления, установленной настоящим Законом».

Ничего из вышеперечисленного в отношении воинского захоронения Земетимен администрация Нестеровского района, конечно, никогда не делала и делать не будет. Кампания паспортизации воинских захоронений Венедиктова-Адылова-Плюхина также обошла воинское захоронение Земетимен стороной. При этом областные чиновники закрыли глаза на вопиющие нарушения Закона РФ №4292-1 чиновниками районными.

Обещаний паспортизаторы давали много. Последние обещания можно было прочитать на официальном портале Правительства Калининградской области 10 июля 2015 года:

«Губернаторский совет по увековечению памяти погибших защитников Отечества помогает муниципалитетам ставить на учет воинские захоронения

В Калининградской области, единственном регионе России, на территории которого проходили сражения Первой мировой войны, на официальный учет ставят захоронение 144 русских и 60 немецких воинов, погибших в августе 1914 года в Шталлупененском сражении.

Работу по оформлению необходимых для этого документов взял на себя губернаторский Совет по увековечению памяти погибших защитников Отечества. На этой неделе его участники посетили могилы погибших, расположенных в поселке Луговое Нестеровского района.

В этом году муниципалитет намерен провести паспортизацию 12 воинских захоронений времен Первой мировой войны. Как отмечают в региональной Службе государственной охраны объектов культурного наследия, в Калининградской области эта работа стартовала в прошлом году. По решению главы региона Николая Цуканова паспортизация воинских захоронений будет проходить постоянно. Постановка захоронения на учет означает не только документальную фиксацию объекта в базе данных мемориальных объектов Министерства обороны РФ, но также возлагает на муниципалитет обязанности по содержанию и благоустройству братских могил, - пояснили в Службе. За русско-немецким захоронением в поселке Луговое до настоящего времени ухаживали представители Народного союза Германии и калининградские волонтеры [калининградских волонтеров там близко не стояло – прот.Г.].

Участник Совета Альберт Адылов напомнил, что любые работы по благоустройству воинских захоронений регламентируются законодательством. «Наш коллега – краевед Александр Панфилов сейчас завершает работу по оформлению учётных карточек на 12 паспортизируемых захоронений в Нестеровском районе. У ряда членов Совета принципиальное мнение по таким воинским захоронениям: не нужно закатывать всё в плитку и бетон. Лучше время от времени подстригать траву, поддерживать порядок, установить указатели. Другое дело, что подобная работа на воинских захоронениях должны проводиться в соответствии с требованиями законодательства. Существует процедура, утвержденная ещё в 2007 году, которая регламентирует установку памятных знаков на территории Калининградской области. Предусмотрены и соответствующие санкции за ее нарушение – в этом случае такие знаки сносятся за счет тех, кто их установил», - рассказал Альберт Адылов»[18].

С момента этой публикации прошло ещё одиннадцать месяцев. Уже и ребёнка можно было родить. Что изменилось за эти одиннадцать месяцев? Панфилов так и не изготовил обещанные 12 паспортов воинских захоронений и не передал их в администрацию Нестеровского района. Удивляет, конечно, то, что он вообще взялся делать паспорта за тех, кому это положено по должности. Оформление учетных карточек по Закону является обязанностью муниципальных образований. Обучение чиновников муниципальных образований искусству оформления учетных карточек проводилось лично Альбертом Адыловым. Он же и «выбивал» учетные карточки из муниципалитетов. Именно для этого Адылов и был в 2014 году принят на работу в министерство «экспертом». Сегодня мы видим плоды этой работы. Муниципальные чиновники оказались либо неспособны оформить учетные карточки самостоятельно, либо отказались это делать. В результате учетные карточки на 12 воинских захоронений взялся оформлять посторонний человек – краевед Панфилов. В свою очередь «эксперт» Адылов оказался то ли неспособным научить чиновников муниципалитета несложному искусству оформления учетных карточек (год назад он вместе с руководителем мемориальной службы Балтийского флота Бобровским проводил специальное занятие для муниципальных чиновников), то ли неспособным их убедить выполнять свои служебные обязанности. За что только эти чиновники получали свои зарплаты?

Так что же изменилось? Плюхин больше не работает в Правительстве Калининградской области вице-премьером. Адылов больше не работает «экспертом», о чем оповестил прогрессивное человечество 1 сентября ВКонтакте: «Перевернулась ещё одна страница жизни - сегодня закончился контракт с облправительством. Не без гордости скажу, что за эти год и три месяца сделать удалось немало. Провели паспортизацию по президентскому поручению, и вместо 212 ожидаемых от нас минобороны карточек оформили 343 на групповые и одиночные захоронения защитников Отечества, погибших с 1807 по 2014 год. В том числе по ПМВ у нас теперь на учёте вдвое больше могил, чем было. Удалось создать вполне рабочий механизм бессрочной паспортизации - губернатор подписал поручение, согласно которому муниципалитеты теперь будут отчитываться перед ним по этой теме каждые полгода. Если у вас есть доказательная информация о непаспортизированных захоронениях - пишите в муниципалитет, а лучше напрямую в облправительство, откуда это в муниципалитет спустят как находящуюся по контролем тему - и отвертеться уже не получится, поскольку есть такая бумага - №110/пр от 08.06.2015. "Настоящая бумага, фактическая, броня" (с)… Приобрёл богатейший опыт и не менее богатую пищу для мемуаров ))) И всем штатным записным критикам нашего бюрократического аппарата хочу сказать: вы даже отдалённо себе не представляете, насколько всё плохо в системе - но решать проблемы можно, если есть желание. Я теперь это знаю совершенно точно»/

Теперь Альберт Алимович больше пишет о проблеме кастрации котов на форту №11, где нашел новое пристанище, чем о своих достижениях по паспортизации воинских захоронений. Для чиновника важно вовремя соскочить с локомотива истории. «Решать проблемы можно, но решайте их сами! Пишите в муниципалитеты, а ещё лучше – в областное правительство!» А сам – в сторону! Хоть бы указал, кто теперь в областном правительстве будет получать зарплаты и премии за паспортизацию воинских захоронений. Кому писать-то? Неужто каждый раз самому губернатору? В одном Нестеровском районе нужно паспортизировать около 80 захоронений периода Первой мировой войны, а кроме того – концлагеря и забытые могилы красноармейцев Великой Отечественной. И обо всём – в облправительство, губернатору!? Ну, Альберт Алимович, скажет тебе губернатор «спасибо»!


Воинское захоронение Земетимен. Шестнадцатое из числа непаспортизированных в Нестеровском районе. Те, кому положено по Закону поддерживать воинское захоронение в надлежащем состоянии, стараются его не замечать. На учёт воинское захоронение поставлено не было, охрана не организована. Что будет дальше? За много лет логику муниципальных чиновников я изучил: «Нет паспорта, на учёт захоронение не поставлено – значит, для нас оно не существует, и требования Закона РФ №4292-1 в отношении его можно и дальше не выполнять».

Когда на этом воинском захоронении появится мемориальный знак? Когда в отношении воинского захоронения Земетимен будут выполняться требования федерального закона №4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества»?

Протоиерей Георгий Бирюков



Posts from This Journal by “Первая мировая война” Tag


?

Log in

No account? Create an account