starover

Боец последней сотни


Previous Entry Share Next Entry
Беженцы — шанс на новый экономический рывок или потеря национального суверенитета?
starover


В гостях у радио «Русский край» побывали эксперты регионального представительства РИСИ в Калининграде: руководитель Балтийского информационно-аналитического центра, кандидат политических наук Василий Федорцев и научный сотрудник РИСИ, кандидат исторических наук Ирина Баторшина.

Запись программы вы можете прослушать ЗДЕСЬ

Ведущая Яна Швец: Василий Александрович, расскажите, чем занимается РИСИ? С какой целью и когда он создавался? Какие научные исследования проводит Балтийский региональный информационно-аналитический центр в Калининграде?



Василий Федорцев:
Российский институт стратегических исследований (сокращённо РИСИ) создан был в 1992 году, т.е. более двадцати лет назад и с тех пор выполняет основную задачу - это информационно-аналитическое обеспечение наших российских федеральных органов государственной власти: Администрации Президента, Государственной Думы, Совета безопасности, МИД и так далее. То есть мы готовим научные аналитические материалы по актуальным вопросам международной политики, безопасности, международной экономике и региональных проблем. Учредителем нашего института, согласно уставу, является Президент РФ, он же назначает директора. У нас серьезный статус, можно сказать. Наш центр здесь в Калининграде – это лишь одно из многих региональных представительств института, у нас их больше десяти по России и есть даже за рубежом. Здесь в Балтийском центре мы занимаемся в первую очередь региональной проблематикой, которая связана с нашими непосредственными соседями: Прибалтийскими республиками, Польшей, Германией, тематикой ЕС, и, естественно, те вопросы, которые соприкасаются с тематикой Калининградской области.

Ведущая Яна Швец: Накануне президент страны Владимир Путин выступил на Генеральной ассамблее ООН. К этому выступлению было приковано внимание мировой общественности: кто-то ждал от речи Путина ответы на ключевые политические вопросы, кто-то, наоборот, склонялся к тому, что особого прорыва в речи не будет. Как бы Вы прокомментировали речь президента?

Василий Федорцев: Действительно, это знаковое такое выступление, президент выступал впервые за последние десять лет, тем более это была юбилейная ассамблея ООН. Оценивать его коротко достаточно сложно. Я бы хотел обратить внимание на такой момент: перед нашим президентом выступал Барак Обама и в российских, и в зарубежных СМИ – эти два выступления шли параллельно и их сравнивали на равных. Это было два подхода к решению, прежде всего, сирийской проблемы и в целом кризисных ситуаций, и тех проблем, которые возникают сегодня в мире. Что говорил Путин?! Его подход построен именно на попытке сохранить ту международную систему, которая была сформирована Ялтинской конференцией и основанной на международном праве, и попытке вернуть наших партнеров в русло международного права.

Ведущая Яна Швец: Сейчас у всех на слуху беженцы, которые массово бегут в Европу. Отчего спасаются люди? Чем грозит массовая волна Европе?

Василий Федорцев: Спасаются от разного! Если судить по Германии, то она настроена совершенно четко разделять беженцев на категории. Во-первых, по стране происхождения, т.е. они поделили страны на безопасные и опасные. А во-вторых, по тем причинам по которым они спасаются. Т.е немцы совершенно четко говорят, что они отказываются давать статус беженцев тем, кто спасается исключительно из желания улучшить экономическое благосостояние. Причины самые разные: кто-то едет из-за экономической ситуации, потому что в Германии, Швеции и в других европейских странах высокий уровень жизни, социального обеспечения, пособий и всего прочего, а кто-то бежит, действительно, от войны в Сирии, Ливии и других горячих точках. Действительно, есть вынужденные переселенцы и есть те, кто уезжает за «длинным евро».

Ведущая Яна Швец: Недавно глава МИД Франции Лоран Фабиус заявил, что миграционный кризис в Европе ставит под вопрос основы Европейского союза. Как Вы считаете, действительно ли всё так серьезно?

Василий Федорцев: Отчасти, можно сказать, серьезно. Сейчас в ЕС идут активные дискуссии о том, что делать с беженцами, с этим кризисом, какие меры принимать. Каждая страна пытается использовать свои методы, в том числе и нагнетать обстановку — это, скорее, попытка обострить проблему привлечь к ней активное внимание. Я не думаю, что ЕС развалится, все-таки это проблема не такая большая, если брать количественное измерение. Проблема может быть в том, что это число беженцев приехало в Европейский союз в очень короткий промежуток времени и произошло закупоривание всех систем, которые заняты обеспечением, распределением, безопасностью и перевозкой беженцев. Можно сказать, что они с трудом справляются, но говорить, о катастрофических последствиях я бы, наверное, не стал.

Ведущая Яна Швец: А может ли оно пошатнуть Шенгенское соглашение?

Василий Федорцев: Я не думаю. Шенгенское соглашение – это одна из основ ЕС и за него будут держаться до последнего. Могут быть какие-то ограничения, которые допускаются шенгенским соглашением, как введение пограничного контроля. Скорее, хотя это уже происходит, ЕС будут стараться контролировать свою внешнюю границу — это сейчас и происходит на венгерско-сербской границе. С молчаливого согласия европейских стран там Венгрия воздвигает стену. ЕС будет огораживаться по внешнему периметру, но не внутри.

Ведущая Яна Швец: Василий Александрович, Германия была, пожалуй, одной из первых европейских стран, которая протянула руку беженцам. Ангела Меркель в августе заявила, что помощь беженцам это национальная задача Германии. Как сегодня руководство страны и обычные жители смотрят на проблему мигрантов?

Василий Федорцев: В целом позиция федерального правительства не изменилась. Она была вызвана в СМИ и поддержана СМИ, и федеральным правительством в продвижении немецкого гостеприимства. Немцы выходили с едой и палатками в знак поддержки беженцев. Сейчас мы видим в обществе определенный откат назад: в начале сентября больше 2/3 населения Германии поддерживало принятия беженцев, то сейчас идет явный спад. Выявился ряд проблем с прибытием такого числа беженцев – это проблемы с транспортом, когда отменяются транспортные поезда, поскольку они должны перевозить беженцев. Кроме того они [беженцы - прим.ред.] размещаются в каких-то общественных зданиях, т.е. они создают проблемы для местного населения. Сейчас буквально на днях возникла проблема обострения настроений внутри общежитий, где проживают беженцы. Начались драки между представителями различных национальностей и вероисповеданий. Пошел спад этой эйфории, хотя она до сих пор держится на высоком уровне, федеральное правительство поддерживает курс на увеличение числа беженцев.

Ведущая Яна Швец: А в чем заинтересованность в таком количестве мигрантов?

Василий Федорцев: Есть разные точки зрения на этот вопрос. Есть, к примеру, версия, что продвижение культуры немецкого гостеприимства, которая наблюдалась в первой половине сентября, она улучшала ее имидж, особенно после событий, связанных с Грецией, когда Германия была очень жесткой по отношению к Греции. Здесь же мы видим, что формируется совершенно иной имидж. Следует, конечно, учитывать и другой момент. Сегодня многие представители немецкой экономики говорят о том, что Германии нужны свежие трудовые силы, они указывают на опыт США. Германия, как и многие европейские страны испытывают серьезный демографический проблемы и поэтому приток молодой трудовой силы способен подстегнуть европейскую экономику, но, с другой стороны, это способно создать очень сильную нагрузку на социальную систему. И оно уже создало эту нагрузку. Стоит тут, конечно, отметить, что поддерживает принятие беженцев федеральное правительство, земельное же правительство, которое непосредственно сталкивается с этими проблемами, они как раз высказывают очень сильное недовольство. Но тут: одни строят стратегии, а другие выполняют всю грязную работу на месте.

Ведущая Яна Швец: Ирина Александровна, расскажите, чувствуется ли наплыв беженцев у наших соседей: Литвы и Польши, а также в других странах Балтии. Сколько мигрантов готовы принять эти государства. Какие настроения в этих странах по поводу приема переселенцев?

Ирина Баторшина: Говорить о наплыве беженцев в страны Балтии, в частности Литву, Латвию, Эстонию - вряд ли возможно. Мигранты выбирают более обеспеченные и благополучные страны ЕС, где более серьезные меры социальной поддержки. В связи с этим интересно посмотреть на индекс миграционной интеграции, основанный на 140 показателях и оценивающий условия, которые страна предоставляет для мигрантов. Из 38 мест Латвия занимает 37, Литва 32, а Эстония, конечно, получше - т.е. в первую двадцатку они даже не входят. Учитывая эту объективную ситуацию, неудивительно, что национальные политические элиты выступили против обязательного квотирования и присоединились к так называемой Вышеградской группе стран, которые крайне негативно отнеслись к системе регулирования миграционных потоков. Как известно, еще в апреле 2015 года Еврокомиссия предложила план, согласно которому беженцы должны быть распределены по странам ЕС согласно его их населению, экономике и уровню жизни. Целью этой меры было снизить нагрузку на те страны, которые столкнулись с наплывом мигрантов – это были Греция, Италия и Венгрия. Против обязательных квот выступили тогда десять стран из двадцати восьми. И вот страны Прибалтики и Польша активно отстаивают эту позицию. В июне президент Литвы Грибаускайте заявила, что Вильнюс вообще не в состоянии принять такого количества беженцев и, по словам Грибаускайте, Литва способна принять только 250 человек. Премьер-министр страны заявил, что возможно принять на своей территории всего 30-40 человек. Резкой критики этот механизм распределения квот был подвергнут со стороны Латвии и Эстонии. Эти страны считают, что принятие такого количества мигрантов будет для них непосильным бременем. По поводу квотирования нет единства даже внутри национальных сообществ. Так, острой критики со стороны литовских консерваторов подвергло социально-демократическое правительство Литвы за их неспособность, как считают консерваторы, занять четкую позицию, выработать внятную программу для решения этой проблемы. Поэтому, по мнению члена Европейского парламента от Литвы внука знаменитого Ландсбергиса, Габриэля, Литве был навязан как механизм квотирования, таки сама квота. Вместе с тем эти несговорчивые оппоненты в лице Литвы, Латвии, Эстонии, Польши окажутся под прямым давлением как со стороны Германии, так и европейских структур. Так по сообщениям, в начале сентября Европейская комиссия заявила о том, что, вполне возможно, ограничить финансовую помощь тем странам, которые откажутся участвовать в механизме перераспределения беженцев. По всей видимости, именно этим обусловлено дальнейшее смягчение прибалтийских лидеров по вопросу механизма квотирования. Недавно Гибаускайте уже заявила о том, что готова принять предложение Еврокомиссии по приему около 1000 беженцев, т.е. их квота была увеличена в два раза за последние месяцы. Тем не менее, по ее словам, это соответствует возможностям Литвы.

Ведущая Яна Швец: А разве станам Балтии не нужна свежая трудовая кровь?

Ирина Баторшина: У них совершенно обратная от Германии проблема. У них собственный очень высокий уровень безработицы, здесь действительно будут очень серьезные проблемы и они явно не хотят нести финансовое бремя за обеспечение мигрантов, и третий фактор, который влияет на формирование миграционной политики в этих странах, так называемое бремя травмирующих воспоминаний. У них сформирован имидж нации — жертвы, которая всегда сталкиваются с риском потери собственной идентичности, культуры, языка. Неудивительно, что в сети появляются такие высказывания, где экс-главы МИДа Эстонии заявляет, что такой наплыв беженцев в принципе "грозит белой расе". Это говорит о том, что они боятся в собственной стране стать национальными меньшинствами и поэтому они до последнего будут отстаивать право самим решать какое количество беженцев они способны и хотят принять. А заявление Еврокомиссии было воспринято, как прямой шантаж на страны Прибалтики, чтобы вынудить принять условия игры Европейского союза.

Ведущая Яна Швец: Стало известно, что Польша и Литва решили разместить центры приема беженцев рядом с границей Калининградской области. Чем это грозит Калининграду?

Ирина Баторшина: Я не думаю, что это каким-то образом грозит Калининградской области. У нас действует паспортно-визовый режим, эффективно действует система пограничного контроля, поэтому я не думаю, что нам стоит опасаться, что в Калининградскую область хлынет неуправляемый поток мигрантов.

Василий Федорцев: Они скорее поедут в Германию.

Ведущая Яна Швец: А стоит ли опасаться, что волна мигрантов хлынет в Россию?

Ирина Баторшина: Скорее Россия может выступить как страна-транзитер для отдельных мигрантов. Так, известно, что через Мурманскую область мигранты перебираются в Норвегию. Это не необеспеченные беженцы, это люди, которые имеют счета на своих банковских картах, они приезжают в город снимают гостиницу в Мурманской области, а потом переезжают в скандинавские страны. Я не думаю, что сейчас для нас это является какой-то серьезной угрозой. Но вот если в дальнейшем ситуация будет ухудшаться на Ближнем Востоке, и будет происходить ухудшение международного законодательства в ЕС, то можно ожидать, что какие-то риски в отношении потока беженцев в РФ со стороны наших южных регионов.

Ведущая Яна Швец: Стало известно, что Россия собирается развернуть оперативно-тактические ракетные комплексы "Искандер-М" в Калининградской области в ответ на установку американских ядерных бомб в Германии. История с размещением Искандеров в регионе длится уже не первый год: то мы грозим, мол, установим эти комплексы, то появляется информация, что они уже и так размещены в Калининградской области. Что это игра мускулов?

Ирина Баторшина: Скорее всего, с нашей стороны - это заявление о применении адекватных мер в случае потенциальных угроз национальной безопасности или эскалации военного напряжения. В целом если оценивать ситуацию в регионе, то можно сказать, что главным поводом для расширения присутствия здесь, прежде всего, американских сил и сил НАТО является такой устрашающий фактор, как Калининградская область. И здесь пытаются подогреваться антироссийские настроения и создается некая нервозная обстановка, что Россия здесь способна разместить ракетные комплексы «Искандер», тем самым провоцируя силы НАТО на ответное размещение здесь войск и военных баз. Вероятно, это еще будет обсуждаться на Варшавском саммите в Польше и странах Балтии. Здесь надо отметить тот факт, что страны Прибалтики всерьез полагают, этот регион способен стать зоной геополитической конфронтации между Россией и НАТО, и Россия может против них использовать гибридную войну, источником которой как раз и может стать Калининградская область. То есть на территории нашего региона будут применены различные секретные методы и регион будет использоваться в качестве плацдарма. Более того, как озвучивают в Вильнюсе, против Литвы может быть применена так называемая превентивная оккупация, т.е . Россия способна пойти на открытый вооруженный конфликт с целью жизнеобеспечения Калининградской области и пробить коридор через Литву. Как мне представляется, есть стремление возложить ответственность на Россию за нагнетание этой ситуации и тогда американцы будут использовать, как ответную меру расширение здесь своего присутствия. Поэтому в размещении «Искандеров» надо очень внимательно подходить и обсуждать его очень аккуратно.

Ведущая Яна Швец: Последний вопрос к Вам, Василий Александрович, возвращаясь к Германии, расскажите как изменились отношения с Германией за последние несколько лет?

Василий Федорцев: Отношения изменились и даже не с ведением санкций, а после присоединения Крыма. Здесь надо брать несколько срезов если мы говорим о Германии. Если говорить в целом, то да, отношения кардинально изменились, и сейчас если мы имеем не холодную войну в Европе, но что-то похожее. И здесь я полностью согласен с Ириной Александровной в плане безопасности, здесь, на мой взгляд, идет провоцирование холодной войны со стороны США, в гонке вооружений, нагнетания нервозности, в том числе это служит тому, чтобы вбить клин между Россией и европейскими странами надолго. Но в то же время в Германии присутствует достаточно большая группа и в политических элитах и в экономических, которые считают, что санкции — они неэффективны, они неправильны и их бы следовало отменить. Недавно на эту тему высказался вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль. В ответ на предложение отмены санкций он подвергся резкой критики со стороны своих коллег. Тем не менее это отражает те дискуссии, которые идут внутри политической элиты. В отношении экономики, естественно, Германия теряет деньги от санкций и ухудшения отношений, и говорят об этом сейчас уже открыто. Скандалы, которые связаны с «Фольксвагеном» грозят еще большими убытками и для немецкой экономики это не очень хорошо. Что касается населения, то да меняется отношение к России особенно под давлением СМИ, поскольку везде они тенденциозны в определенной степени, и эта информационная война, которая ведется уже два года почти дает свои результаты. Но если сравнивать с некоторыми другими европейскими странами отношение Германии к России не такое и плохое, хотя большинство население относятся с недоверием к России. Но и в России отношение поменялось. В прошлом году были опросы, которые показали, что если еще несколько лет назад Германию воспринимали как одного из ближайших партнеров России, то сейчас как одного из врагов. Произошло резкое изменение по отношению к Германии и ЕС в целом, но разрыва как такового не случилось. Есть достаточно оснований и связей, помогающих восстановить отношения, хотя в том в виде, которые были раньше это уже вряд ли возможно. Я думаю и не нужно. Нужно выстраивать отношения на более новых и реалистичных подходах и основах.

Эксклав.ру

Заглавное фото отсюда


Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account