starover (starover) wrote,
starover
starover

Category:

К 650-летию битвы при Рудау (1 часть)



Памяти русских героев


Битва при Рудау произошла 17 февраля 1370 года. В этой битве сошлись войска Тевтонского ордена и Великого княжества Литовского. Армией Тевтонского ордена командовали великий магистр Винрих фон Книпроде и маршал Хеннинг Шиндекопф, армией Великого княжества Литовского – князья Ольгерд и Кейстут. При Ольгерде был его любимый младший сын Ягайло. Возраст Ягайло на момент битвы точно неизвестен (возможный диапазон – от восьми до двадцати лет). При Кейстуте был его двадцатилетний сын Витовт. Битва произошла вблизи замка Рудау севернее Кенигсберга. Герман Вартбергский описал в своей «Ливонской хронике» события так:

«Когда в ту же зиму распространился слух о союзе литовцев и русских с другими союзными народами, великий магистр послал главного маршала на разведку. Последний встретил их, в Сретение [2 февраля], врасплох и разбил их на голову, причем в плен было взято 220 человек. Но пленные сообщили ему верное известие о сборе большого литовского войска. Только одну ночь оставался он там и возвратился тотчас же к великому магистру, который вследствие этого собрал тотчас же в Кенигсберге земское ополчение из братьев и туземцев тех земель, однако не все, так как ему было неизвестно, когда и где литовцы вторгнутся в страну. Они же пришли со всей силой со многими тысячами в воскресенье Exurge domine, которое пришлось на 17 февраля, ранним утром в землю самаитов к замку Рудову. В полдень против них вышли великий магистр и главный маршал, и произошла битва, в которой пало около 5,500 храбрых мужей, большею частью русских, не считая тех, кои, рассеявшись по пустыне, погибли от холода. Так Везевильте, благородный боярин, погиб от мороза. Из наших же пали главный маршал, командор и замковый командор Бранденбургский, командор реденский с двадцатью другими орденскими братьями и несколькими другими знатными людьми из Пруссии; из иностранцев пали три храбрых мужа, а именно Арнольд Лареттский с двумя другими рыцарями; общая потеря наших не превышала 300 человек».[1]

Из этого описания мы видим, что большую часть войска Великого княжества Литовского составляли русские, что и неудивительно. К тому времени земли, населённые русскими, составляли 90% территории Великого княжества Литовского. Уже Гедемин (1316-1341 гг.) именовал себя «королём литвинов и русинов». При его правлении в 1317 году была создана православная митрополия Литвы с центром в Новогрудке. В 1362 году Ольгерд подчинил Великому княжеству Литовскому Киев и посадил там своего сына Владимира. Владимир Ольгердович, естественно, был православным, а под конец жизни и вовсе перебрался в Москву. От него ведут своё происхождение Олельковичи (князья Слуцкие), а также князья Бельские, сыгравшие выдающуюся роль в истории России. К 1370 году в состав Великого княжества Литовского входили Гродно, Новогрудок, Минск, Полоцк, Витебск, Торопец, Брест, Луцк, Владимир-Волынский, Пинск, Туров, Брянск, Курск, Новгород-Северский, Чернигов, Киев, Переяславль и множество других древних русских городов.

Герман Вартбургский, очевидно, сильно преувеличивает потери противника в битве при Рудау, называя цифру в 5500 человек. Однако то, что большая часть из павших воинов были русские, не подлежит сомнению. Единственный названный по имени «благородный боярин» Везевильте также был русским, о чём говорит его имя. Везевильте – это латинская калька русского имени Всеволод. Таким образом, большая часть войска Великого княжества Литовского, участвовавшая в битве при Рудау, состояла из русских воинов, происходивших с древнерусских земель, входящих сегодня в состав Белоруссии, Украины, России (Брянская, Курская, Белгородская, Смоленская, Тверская области) и северо-востока Польши (Подляшское воеводство, то есть города Дрогичин, Мельник, Бельск, Сураж).

Великое княжество Литовское той эпохи представляло из себя довольно интересное государственное образование с русским языком делопроизводства и значительным влиянием Православной церкви. Густынская летопись сообщает, что основатель первой династии литовских князей Миндовг (великий князь в 1236-1263 гг.) со своими боярами принял православное крещение в 1246 году. После этого Новогрудок признал его своим князем. Правда, уже в 1251 году Миндовг с женой Марфой поменял веру и принял латинское крещение ради получения от папы римского королевской короны. В 1261 году Миндовг отверг латинское крещение, возглавив борьбу против Тевтонского ордена. Его сын Войшелк (великий князь в 1264-1267 гг.) никогда не изменял Православию и даже принял монашество, отказавшись от княжеской власти. В 1267-1269 гг. великим князем литовским был Шварн (галицко-волынское прочтение христианского имени Северин), третий сын Даниила Романовича Галицкого и Анны Мстиславны Смоленской, из волынской ветви Рюриковичей. Естественно, он также был православным. Таким образом, уже первые литовские князья отнюдь не были чужды христианству. О том, что существовали теснейшие семейные связи литовских князей с правившими на Руси Рюриковичами, также общеизвестно. Уже в XIV – XV веках возникает понятие «Литовская Русь». Некоторые его противопоставляют понятию «Московская Русь». Фактически же Русью были оба государственных образования.

Для Восточной Европы, пребывающей в XII-XV веках в состоянии феодальной раздробленности, следует ввести термин «Единое культурно-политическое пространство». Это единое пространство сформировалось в результате возникновения государства Древняя Русь, и последовавшего его распада на большое количество феодальных государств (великих и малых княжеств, Новгородской и Псковской республик и иных государственных и протогосударственных образований). Древняя Русь изначально имела крепкое ядро из славянских племен, близких по происхождению, религии, культуре и языку (словене ильменские, кривичи, поляне, древляне, радимичи, вятичи и т.д.). В ходе Крещения Руси эти племена более-менее дружно перешли от язычества к православному христианству, что способствовало быстрому слиянию их в единую древнерусскую народность. Этому процессу также способствовало распространение на всей территории государства единой системы письменности, единого языка богослужения и иные факторы, прежде всего – сосредоточение власти на Руси в руках представителей единого княжеского рода - рюриковичей. Следует учесть наличие у Древней Руси кроме славянского ядра кольца периферийных областей, населённых неславянскими племенами либо смешанным населением, а также наличие зависимых территорий, не входивших официально в состав государства. Эти племена и территории могли иметь своё самоуправление, но иногда там мог обосноваться какой-нибудь князь-изгой из рода рюриковичей. Так, в низовьях Дуная вокруг городка Берладь образовалась Берладская земля, в которой селились беглецы из южнорусских земель. Там после поражения получил на некоторое время прибежище Звенигородский и Галицкий князь Иван Ростиславович, прозванный Берладником. Берладскую землю можно считать одним из предшественников Молдавского княжества. Сегодня уже подзабылось, что первые летописи Молдавского княжества были написаны кириллицей на славянском языке, что до XVIII века в Молдове богослужение совершалось на церковнославянском языке. Таким образом, налицо сильнейшее культурное, религиозное, языковое и политическое влияние Древней Руси на Молдову, что нельзя объяснить единичным и крайне непродолжительным пребыванием в Берладе князя Ивана Ростиславовича.

На юге и юго-востоке с Древней Русью контактировали кочевые тюркские племена, из которых более известны печенеги, а позднее – половцы. Отношения были разными, но часть кочевников, именуемая историческими источниками «чёрными клобуками», стала вассалами киевских князей и была поселена в Поросье. Они стали нести пограничную службу на обширной территории по течению Днепра, Стугны и Роси. В состав чёрных клобуков входили торки, печенеги, берендеи и ковуи (коуи). Чёрные клобуки являлись важной военной силой киевских князей и участвовали практически во всех их вооружённых конфликтах, особенно в русских междоусобицах. Военные силы киевских князей, согласно Ипатьевской летописи, состояли из трёх частей: киевлян, чёрных клобуков и княжеской дружины. С середины XII века до монгольского нашествия чёрные клобуки играли важную роль в политической жизни Киевского княжества, были включены в его политическую систему. От них в некоторой степени даже зависело, какого князя пригласят править в Киев. Чёрные клобуки Поросья имели в качестве своей столицы городок Канев, а затем – Торческ. Только после монгольского нашествия черные клобуки Поросья были окончательно ассимилированы славянами. Тюркское происхождение и сегодня заметно у многих украинцев.

На северо-западе Древней Руси подобной периферийной областью изначально была Прибалтика. В «Повести временных лет» сказано: «А се суть инии языце [народы], иже дань дают Руси: Чудь [эсты, предки нынешних эстонцев], Ям [фины], Литва, Зимегола [земгалы, одни из предков нынешних латышей], Корсь [курши], Нерома [жмудины], Либь [ливы]». Таким образом, племена Прибалтики были зависимы от Руси и платили дань. При необходимости эта зависимость подтверждалась силовыми методами, например, походами княжеских дружин. В этом отношении в IX-X веках племена Прибалтики не отличались от большинства славянских племен Древней Руси. Так, древляне имели своих правителей (князь Мал), платили дань великому киевскому князю. При попытке изменить сложившуюся ситуацию (убийство киевского князя Игоря) княгиня Ольга организовала военный поход, сожгла древлянскую столицу Искоростень и восстановила зависимость древлян от Киева, тогдашней столицы Древней Руси.

Подобное мы наблюдаем и в Прибалтике. Выше отмечалось, что местные племена платили дань Руси. В качестве подданных они принимали участие в военных походах русских князей. Так, в русско-византийском договоре 944 года в числе послов Руси был упомянут также ятвяг Гунарев. Племенной союз ятвягов также был периферийной областью Древней Руси. Отказ платить дань или иная попытка обособиться пресекалась силовым методом. В летописях сохранились сведения о походе князя Владимира на земли племени ятвягов в 983 году. На ятвягов в 1038 году ходили дружины князя Ярослава Мудрого, снова утвердив власть Руси над этим племенем. В 1040 году князь Ярослав Мудрый совершил поход на Литву, подчинив её. В 1044 году он совершил вторичный поход на Литву, попутно основав город Новогрудок в качестве оплота Руси на северо-западных окраинах. С распадением Древней Руси на несколько княжеств началась их борьба за влияние в периферийных областях. За влияние в Литве и Ятвягии конкурировали Киевское, Полоцкое и Волынское княжества.

Так, в 1112 и 1113 годах Волынский князь Ярослав совершил два похода на ятвягов. Но реально в это время Литва оказывается под влиянием Полоцкого княжества. В связи с этим великий князь киевский Мстислав Владимирович (1125-1132 гг.) провёл несколько военных кампаний против Полоцкого княжества. Всех сдавшихся полоцких князей Мстислав в 1129 году отправил на ладьях в Константинополь. Византийской императрицей в те годы (1122 – 1142 гг.) была дочь Мстислава Добродея (Зоя, в крещении – Евпраксия). Так что присмотр за полоцкими князьями в Константинополе был. Некоторые пробыли в ссылке в Византии до десяти лет. Полоцкое и Минское княжества Мстислав отдал своему сыну Изяславу, добавив к ним Туров и Пинск. Сразу после этого Мстислав дважды, в 1131 и 1132 годах, сходил походами на Литву. Ходил с сыновьями, зятем Всеволодом Гродненским и князьями Ольговичами. Попутно Мстислав построил в Новогрудке новую церковь, желая сделать этот город опорой Православия на северо-западе Руси. Но, возвратившись из второго похода, Мстислав Владимирович 15 апреля 1132 года умер. Древняя Русь после этого окончательно распалась на полтора десятка княжеств.

Полоцкие князья вернулись из Константинополя. И вот, Воскресенская летопись упоминает, что после 1129 года жители Вильны пригласили к себе на княжение Мовкольда и Давила (Давыда), сыновей князя Ростислава Рогволодовича из полоцкой династии. В Полоцке обосновался также вернувшийся из Константинополя Василько Рогволодович. В Гродно какое-то время княжил Изяслав Василькович, также князь полоцкой династии, погибший в бою с литовцами. В «Слове о полку Игореве» о нём сказано: «Один только Изяслав сын Васильков позвонил острыми мечами о шеломы литовские, соревнуя славе деда своего Всеслава; но и сам он лежит в кровавой мураве под червлёными щитами изрубленный мечами литовскими. Не было с ним брата Брячислава и другого брата Всеволода». Литва, периферийная область Древней Руси, в XII веке всё активнее участвует в феодальных войнах на Руси. Литовские войска иногда используются полоцкими и смоленскими князьями, иногда воюют против них. Литва активно участвует в начавшихся междоусобицах многочисленных князей полоцкой династии. Так, в 1158 году Друцкий князь Рогволод Борисович осадил Минск. Летописи отмечают, что правивший в Минске князь Володарь Глебович в это время был где-то «под Литвою в лесах». Видимо, Володарь имел какую-то опору в Литве. В 1161 году Рогволод Борисович пошёл походом на Володаря к Городце, где тот укрепился. Поход был неудачен. Володарь со «своей Литвой» разбил в ночном бою противника и заставил Рогволода бежать.

К началу XIII века Литва была чрезвычайно раздроблена. Помимо многочисленных князей, происходивших от полоцкой ветви Рюриковичей, там существовало множество мелких владений, управлявшихся вождями местного происхождения. Существовали городки, основанные русскими (Вилькомир, Вильна, именуемая иногда по названию племени кривичей Кривой город). Были многочисленные мелкие укрепления, созданные местными вождями. От Вильны до Вилькомира славяне и литовцы жили чересполосно. Рядом с православными жили язычники. Типичная периферийная область Древней Руси.

В конце XII века в Литву вновь стало активно продвигаться Волынское княжество. Так, в 1196 году ятвягов и Литву покорил волынский князь Роман Мстиславич. После его смерти зависимые территории попытались отложиться, но мятеж был подавлен. В Густынской летописи под 1205 годом рассказывается, что русские князья «…бишася с Литвой и Ятвяги, и победиша их, и уставиша на них дань лыка и веники до бани: не имяху бо сребра, ни иного чего красного». Подобное сообщение есть и у польского историка Длугоша. Таким образом, в 1205 году подчинённое положение Литвы и Ятвягии Волынскому княжеству было подтверждено. Другое дело, что налоги в волынскую казну эти ятвяги и литовцы стали платить какие-то уж больно символические. Это скорее отражает факт того, что Галицко-Волынская земля на несколько лет оказалась охваченной внутренней усобицей: русские князья никак не могли поделить власть. Поэтому ятвяги и литовцы могли уклониться от выплаты налогов, присылая вместо серебра всякую ерунду. Мы, мол, больше не бунтуем, остаёмся верными подданными, а налоги не платим потому, что нечем.

Когда позднее, в 1219 году, в Галич прибыло посольство литовских и ятвяжских князьков для заключения очередного мира, Волынский летописец сообщил целый ряд их имён. Старейшим князьком он назвал некого Живибуда. Потом следовали: Давьят и его брат Виликаил; Довспрунг с братом Миндовгом; жмудские владетели Ердивил и Выкинт; некоторые члены родов Рушкевичей (Клитибут, Вонибут и т.д.) и Булевичей (Вышимут и др.)., некоторые князьки из области Дяволтвы, лежащей около Вилькомира (Юдьки, Пукеик и др.) О православной вере перечисленных в летописи литовских и ятвяжских князей не говорится. Но известно, например, что брат Миндовга Довспрунг был женат на сестре полоцкого епископа святителя Симеона, также происходящего из рода полоцких князей. Учтём, что русские князья не выдавали своих дочерей замуж за язычников (поганых). Впоследствии сын Довспрунга Товтивил был избран полоцким князем при епископе-дяде. После убийства Товтивила в 1263 году его родным пришлось трудно, и епископ Симеон был даже вынужден перебраться в Тверь, где стал первым тверским епископом. Такие родственные связи неизбежно приводят к выводу о православной вере и Довспрунга, и его брата Миндовга, и о принадлежности их к полоцкой династии рюриковичей. Воскресенская летопись прямо называет Миндовга сыном Мовкольда Ростиславовича, приглашенного в 1140 году править в Вильне. У брата Мовкольда, Давила (Давида) Ростиславича, были сыновья Вид и Гердень, показанные как предки Гедиминовичей.

XIII век стал переломным в истории Литвы, северо-западного периферийного региона Руси. Монгольское нашествие подорвало силы русских княжеств, ещё недавно игравших главную роль в едином культурно-политическом пространстве Восточной Европы. Были разорены Киев, Чернигов, Переяславль Русский, Рязань, Владимир и множество других важнейших городов Руси. Погибли князья, виднейшие представители рода Рюриковичей. Понятно, что после такого разорения центра страны на его роль начинает претендовать окраина. Одним из следствий монгольского нашествия стало активное продвижение литовско-русских князей на юго-восток, что привело к возникновению Великого княжества Литовского – русско-литовского государства с русским языком делопроизводства и доминирующим положением Православной церкви. Известно, что обе жены Гедемина, Ольга из Смоленска и Евна (Ева) из Полоцка, были православными. Своего сына Ольгерда Гедемин женил в 1318 году на витебской княжне Марии Ярославне. Зимой 1320-1321 гг. он отдал за тверского князя Дмитрия Михайловича Грозные Очи свою дочь Марию. В 1332-1333 гг. другая дочь Гедимина Айгуста (в православном крещении Анастасия) вышла замуж за наследника московского княжеского дома Симеона Ивановича. Потомки Гедимина и Рюриковичи различных княжеских домов непрерывно роднятся и фактически становятся одной семьёй с той или иной степенью родства. Представители этой одной большой семьи правят в государственных образованиях Единого культурно-политического пространства. В конце концов раздробленная Русь объединилась вокруг Москвы, но и Вильна в XIV веке имела все шансы стать объединяющим центром для русских земель, столицей Русского Царства. Почему так не сложилось – другая история. Но шанс был!

Продолжение

Ещё по теме:
Новые тевтоны против Ольгерда, или Как нам навязывают чужую историю
Еще одна связь Кенигсберга с Россией
Tags: 1370 год, 14 век, XVI век, Агнес Мигель, БФУ им. И.Канта, БФУ им.Канта, БФУ имени Канта, Великое княжество Литовское и Русское, Витовт, Грюнвальдская битва, Западная Русь, Илья Дементьев, Калининград, Калининградская область, Кейстут, Кенигсберг, Литва, Натиск на Восток, Ольгерд, Правительство Калининградской области, Рудау, Русская Пруссия, Тевтонский орден, Хеннинг Шиндекопф, Ягайло, битва при Рудау, гедиминовичи, германский национализм, история Западной Руси, история Калининградской области, история Пруссии, история России, летописи, министерство культуры, нацисты, российская история, русские
Subscribe

Posts from This Journal “битва при Рудау” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment