starover (starover) wrote,
starover
starover

Category:

В Калининграде собираются увековечить память нацистов

Для тех, кому лень читать большие тексты на исторические темы, сообщаю кратко:
в славном городе Калининграде местные власти всерьёз подумывают об установке памятника на могилах солдат Вермахта. Причем делается это под предлогом увековечения памяти российских воинов Русской Императорской армии, похороненых в 1914-1918гг. несколько (!) в другом месте. Причем никаких российских символов в качестве увековечения не предлагается, а предлагается символ, призванный увековечить "всех" похороненных солдат, большая часть из которых - немецкие, включая нацистов. В качестве эпитафии на памятнике идеологами сего действа предлагается выбить строфу любимчика нацистов Вальтера Флекса, прах которого был упокоен ими в этом же месте.
А теперь вопрос: а причем здесь российские воины?

Вот такие интересные дела у нас творятся в преддверии 70-летия Победы в Великой Отечественной и 100-летия начала Первой мировой...

А теперь рекомендую статью калининградского православного священника на тему этого бардака - очень длинную, но зато с картинками:


О нацистском кумире замолвите слово! – 2

В своей статье «О нацистском кумире замолвите слово!», размещенной 29.10.2013 на калининградском Интернет-портале «Эксклав.ру», я поднимал вопрос увековечения в российском городе Калининграде памяти нацистского кумира Вальтера Флекса.

Напомню процитированный мною отрывок литературной энциклопедии: «Флекс, Вальтер (Flex; 1887-1917). Немецкий писатель. Получив филологическое образование, защитил докторскую диссертацию на животрепещущую тему "Образ Лжедмитрия в немецкой драматургии". Работал домашним учителем и воспитателем в аристократических поместьях, в т.ч. в доме Бисмарков, еще хранившем следы пребывания в нем "железного канцлера". Это, безусловно, повлияло на тематику и пафос творчества Флекса: он писал новеллы, стихи и драмы на исторические сюжеты, в которых с юношеским максимализмом и типичной для того времени националистической экзальтированностью проповедовал культ личности вождей и приветствовал борцовский настрой молодого поколения немцев. С началом Первой мировой войны Флекс записался добровольцем, дослужился до офицерского звания и в октябре 1917 погиб на Восточном фронте во время конной рекогносцировки. Посмертная слава пришла к Флексу после выхода в свет его автобиографической повести "Странник между двумя мирами" (1917), отразившей военный опыт автора. Главный герой книги, Эрнст Вурхе, представлен восторженным идеалистом, мечтающим принести себя в жертву на благо великой германской нации. Аналогичный пафос присутствует и в стихотворении "Дикие гуси летят в темноту". Творчество Флекса использовалось нацистами в целях пропаганды идеологии Третьего рейха среди молодежи. Другие произведения: сборник новелл "Двенадцать Бисмарков" (1913); сборники стихов "Народ, закованный в железо" (1914), "Солнце и щит" (1915) и "В поле между ночью и днем" (1917); документальные книги "Клаус фон Бисмарк" (1913) и "Русское весеннее наступление 1916 года" (1919)»

Напомню, что погибший 16.10.1917 г. при захвате германскими войсками Моонзундского архипелага Вальтер Флекс стал кумиром нацистов. Его произведения использовались для воспитания германской молодёжи в нацистском духе и в гитлеровской Германии издавались массово. У каждого третьего немца на книжной полке стоял «Странник между двумя мирами». Сборники стихов Флекса выдавались каждому германскому солдату вместе с обмундированием и пайком. Останки самого Флекса, похороненного на эстонском острове Сааремаа, в 1940 году эксгумировали и перезахоронили в Кенигсберге. Первоначально это удивляет, так как Кенигсберг не был связан с жизнью Флекса. Логичнее было бы перезахоронить останки на родине воинственного поэта, а это – Западная Германия. Но Флекс был перезахоронен на восточном выезде из города на крайнем востоке Германии, основанного на завоёванной Тевтонским орденом земле. Возможно, на это решение повлияли мистические идеи руководства Третьего Рейха, готовившего очередной «Натиск на Восток». По крайней мере, в агитационных целях могила Флекса использовалась сполна.

Новая могила поэта стала местом паломничества молодых нацистов. После нападения фашистской Германии на Советский Союз местом паломничества бойцов Вермахта стал и кенотаф Флекса на месте его первоначального погребения. В Интернете можно найти отрывок фронтовой хроники, озаглавленный «Паломничество к Вальтеру Флексу». На первых кадрах хроники мы видим подразделение германских воинов, передвигающееся на велосипедах по вновь захваченному острову Сааремаа. Они подъезжают к бывшей могиле Флекса, спешиваются, строятся… Один из гитлеровцев устанавливает на кенотафе привезенную с собой табличку. Остальные стоят в почетном карауле.



Image
Установка фашистскими оккупантами памятной таблички на кенотафе Флекса в 1941 году

Далее кадры фронтовой хроники показывают, куда покатили вдохновленные посещением кенотафа Флекса фашистские оккупанты. Зрители видят на карте цель германского наступления – Ленинград. О наступлении на Ленинград вещает и диктор. На экране сменяют друг друга кадры с разбитой советской техникой, допросы пленных красноармейцев, ведущие огонь по ленинградским пригородам германские тяжёлые орудия. Да, любители устанавливать памятные таблички на кенотафах германских воинов воевали в 1941-м году не только словами. Не то что нынешнее журналистское племя…




Image
Памятная табличка, установленная немецко-фашистскими оккупантами на кенотафе Флекса.

Факты трогательного почитание личности Флекса национал-социалистами вспомнились в связи с обсуждением в калининградских СМИ идеи установки памятного знака рядом с участком Первой мировой войны Нового гарнизонного кладбища Кенигсберга. Эта идея напрямую связана с именем Флекса. Так, на портале «Новый Калининград.Ru» 24 июля 2013 года была опубликована статья Оксаны Майтаковой Оксаны Майтаковой «По следам Первой мировой: крупнейшее воинское захоронение закатали под асфальт». В своей статье Майтакова написала: «Об этом кладбище писал ещё в 1961 году и немецкий исследователь Макс Денен <…> Он посетил это кладбище в последний раз в 1943 году и нашёл на нём захоронение поэта Вальтера Флекса, издателя военной книги «Странник между обоими мирами», который погиб осенью 1917 года на острове Эзель (ныне эстонский Сааремаа), и его прах был перенесён в Кёнигсберг. «Я стал искать его могилу и нашёл, — писал Макс Денен. — Что, интересно, теперь осталось от такого когда-то ухоженного Нового военного кладбища?…» К статье была приложена фотография Флекса.

О Флексе упомянул и в своём ЖЖ один из инициаторов установки памятного знака у здания «Балтавтотрейда» Александр Панфилов: «Стыдоба... Сегодня мои польские друзья – участники фестиваля «Гумбинненское сражение. Август 1914-го» приехали познакомиться с Калининградом. Помимо всего прочего они попросили показать им воинское захоронение ПМВ, где покоится немецкий поэт Вальтер Флекс. Как оказалось один из приятелей занимается его биографией и готовится снимать документальный фильм. Пришлось объяснять товарищу, что, к сожалению, ни могилу, ни кладбище он посмотреть не сможет, потому как они не сохранились. Тем не менее, поляк настоял, и мы отправились на Московский. Уже обходя БМВ-центр, мои гости засыпали вопросами вроде: почему русские уничтожили могилы своих же предков, как такое допустили. Особо мне ответить было нечего. Как оказалось при словосочетании «они не сохранились» поляки ожидали увидеть хотя бы сквер, но никак не скопление торговых центров. Гости нашего города предложили свою помощь в разработке проекта памятного знака для братского кладбища, раз местным властям это не интересно. Также ребята хотят выйти на нашего губернатора с инициативой установки. А в следующем году они приедут к нам снимать фильм, где вместо воинского мемориала будет торговый центр».

Таким образом, у определенного круга лиц вырисовалось желание увековечить каким-либо образом в Калининграде память воинственного поэта. В этом направлении началась последовательная работа. 11 ноября 2013 года рядом со зданием «Балтавтотрейд» на Московском проспекте, построенном на месте захоронений Первой мировой войны, была установлена памятная табличка. На сайте губернатора Калининградской области появилось сообщение: «В день 95-летней годовщины окончания Первой мировой войны губернатор области Николай Цуканов, глава города Александр Ярошук и группа калининградских волонтёров установили знак памяти на месте крупнейшего интернационального воинского захоронения этого периода в Восточной Пруссии. Табличка появилась на месте бывшего Нового военного кладбища Кёнигсберга (нынешнее пересечение проспекта Московского и улицы Дачной), на котором нашли последнее упокоение почти три тысячи солдат и офицеров. Установка памятной таблички стала инициативой участников Совета при губернаторе области по увековечению памяти погибших при защите Отечества. С таким предложением на первом заседании Совета 19 сентября этого года выступил краевед Александр Панфилов».

Меня сразу озадачил тот факт, что «знак памяти» был установлен за пределами участка Первой мировой войны. Это становится понятным при изучении схемы, составленной оным Панфиловым и опубликованной на портале «Новый Калининград.Ru»:



Image
Участок Первой мировой войны Нового гарнизонного кладбища на нынешнем Московском проспекте Калинингпрада. Синим фоном выделен участок, где захоронены германские воины. Желтым фоном – участок русских воинов. Красной точкой – место установки 11 ноября 2013 года «знака памяти».

Учитывая особое отношение инициаторов установки таблички к Флексу, естественно было предположить, что выбранное для её установки место «привязано» к местоположению могилы воинственного поэта. Действительно, к 1940 году участок Первой мировой войны был уже давно сформирован. Останки Флекса, привезенные из Эстонии, можно было захоронить где-нибудь с краю. Это, кстати, было весьма удобно для проведения различных мероприятий с молодыми нацистами и просто военнослужащими. Таким образом, в случае создания на месте таблички более солидного памятника наметилась перспектива появления в Калининграде объекта поклонения для лиц, сочувствующих нацистской идеологии. С другой стороны, окончательно стало ясно, что увековечения памяти защитников Отечества – русских воинов, павших в Первую мировую войну, не произойдёт. Участок русских воинов оказался в противоположном от «знака памяти» углу воинского захоронения, за зданием «Балтавтотрейда» и какими-то заборами. Как то часто случается в Калининграде, русские воины оказались забыты.

Всё же я направил в адрес губернатора обращение, предложив поставить на месте временной таблички часовню открытого типа с более-менее выраженной религиозной символикой, обосновав это предложение нехристианским происхождением национал-социализма: не захотят неонацисты устраивать какие-либо мероприятия в соседстве с православным крестом. Получил ответ, подписанный вице-премьером Еленой Воловой, с обещанием рассмотрения вопроса на ближайшем заседании Совета при губернаторе Калининградской области по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Елена Волова руководила подготовкой к проведению этого заседания. Очевидно, что Александр Панфилов, готовивший небольшое сообщение о воинском захоронении у Московского проспекта, был ею заранее ознакомлен с моей позицией. В свете этого нисколько не удивительно, что в завершение своего выступление он категорически заявил о недопустимости какой-либо религиозной символики на будущем памятнике. И получил в этом полную поддержку губернатора. Официальный портал правительства Калининградской области так и озаглавил своё сообщение от 6 февраля 2014 года: «Волонтеры предлагают установить на интернациональном воинском кладбище в Калининграде памятный знак без религиозной символики». Никто не пожелал заметить, что обоснование Панфилова («…он также предлагает отказаться от религиозной символики в оформлении камерного памятного знака, который устанавливается на месте захоронения трех тысяч человек разных национальностей и конфессий. «Это поможет избежать споров и разногласий в будущем. Памятник должен не разъединять, а выражать скорбь по погибшим и служить напоминанием для будущих поколений», - подчеркнул Александр Панфилов…») совершенно нелепо. Все воинские захоронения Первой мировой войны основаны на религиозной символике. На всех мемориалах и братских могилах в изобилии присутствуют латинские и православные кресты. Как раз это примиряло и объединяло людей разных национальностей и религиозных взглядов. Понять подлинные причины отказа от религиозной символики можно, только учитывая содержание моего обращения к губернатору, в котором говорилось о недопущении создания культового места для неонацистов.

На заседании Совета при губернаторе выступил представитель ассоциации международного сотрудничества «Военные мемориалы». Я попросил дать ему возможность прокомментировать факты нарушения калининградскими волонтерами и журналистами международного соглашения между правительствами России и Германии по уходу за воинскими захоронениями. Этим соглашением, а также постановлением правительства РФ ассоциация «Военные мемориалы» объявлена единственным исполнителем работ на захоронениях германских воинов в России. Устанавливая на германских могилах свои таблички и памятные знаки, калининградские волонтеры и журналисты нарушают международное соглашение. Оказалось, что и в случае с «знаком памяти» на Московском проспекте волонтеры даже не только не согласовали это дело с ассоциацией «Военные мемориалы», но даже не уведомили официально. Более того, на заседании выяснилось, что табличка установлена не просто за пределами участка Первой мировой войны, но на разоренных могилах бойцов Вермахта. Да, стремление Панфилова не допустить появление на памятном знаке религиозной (читай: православной) символики стало понятнее. На могилах бойцов Вермахта она действительно выглядела бы странно.

И всё же нет ответа на вопрос: будет ли увековечена память 263-х русских воинов, чей забытый участок находится за зданием «Балтавтотрейда»? Теоретически увековечением именно их памяти, а не памяти Флекса и воинов Вермахта должен заниматься Совет при губернаторе. Куда завела нас инициатива главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова с паспортизацией воинских захоронений? Чудны твои дела, «Эхомосковский» чудотворче!

P.S. Просмотрел комментарии к своей предыдущей статье на тему увековечения памяти Флекса. На вопрос о местонахождении надгробного памятника Флексу, запечатленного на современной фотографии, ответа не поступило. Да, почитатели называются… Хорошо, задаю следующую загадку. На одном калининградском портале один краефил поместил фотографию, написав, что стрелкой показана могила Флекса в Кенигсберге. Вот эта фотография:



Image
Стрелкой указана могила Флекса в Кенигсберге

Как могут видеть читатели, качество фотоснимка невысокое. При этом надгробный крест отличается от двух различных надгробий Флекса, показанных на фотографиях в моей предыдущей статье. Вопрос читателям и почитателям Флекса: что за могила изображена на этом снимке? Третья по счёту. Чтобы читателю было веселее думать, предлагаю современную фотографию этого самого креста («религиозная символика», от которой решили отказаться волонтеры во главе с губернатором, однако). Фотография современная, цветная. Фантазии всяких там Адыловых, утверждающих, будто я раскрашиваю эти фотографии, относятся к категории ненаучного бреда.



Image

ПРОТОИЕРЕЙ ГЕОРГИЙ БИРЮКОВ

1 - http://exclav.ru/stati/avtoryi/o-natsistskom-kumire-zamolvite-slovo.html
2 - http://www.clubook.ru/encyclopaedia/fleks_valter/?id=35401
3 - https://www.youtube.com/watch?v=nv26xP5E31I
4 -http://www.newkaliningrad.ru/news/community/k2235853.html#pic1872261
5 - http://erbeforscher.livejournal.com/39863.html
6- http://gubernator.gov39.ru/detail/view/67480/
7 - http://gov39.ru/news/101/69752/

Tags: Вермахт, Калининград, Первая мировая война, нацисты, предатели, пятая колонна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments