starover (starover) wrote,
starover
starover

Category:

Сладкая парочка...



Предполагаю, что этим двум людям ещё предстоит сыграть свою главную негативную роль в истории России. И эта роль будет направлена на раскол православно-патриотического движения и дезинформацию православных людей.

Что могу сказать о Михалкове? Из своего опыта.

В 2012 году я задумал провести в Калининградской области военно-историческую реконструкцию Гумбинненского сражения. Для того, чтобы постараться переломить ситуацию с увековечением поля сражения и создать на нём точку притяжения людей в виде фестиваля исторической реконструкции. Познакомился с Георгием Истоминым благодаря Интернету и фотоотчёту о подмосковном ногинском фестивале "Прорыв". Тогда встал вопрос с доставкой реконструкторов в Калининградскую область. Особенно проблематичной была доставка через 2 границы туда-обратно СХП винтовок Мосина и Маузер. Единственным простым вариантом в этом отношении была военно-транспортная авиация. Естественно, тогда ни Правительство Калининградской области, ни Минкультуры России даже не почесались по этому поводу. Это была чисто моя сумасшедшая идея и мне пришлось в одиночку её решать.

Я вышел на офицеров-пилотов БФ, которые сказали, что технически такая операция возможна попутными рейсами, но нужно, естественно, одобрение тогдашнего командующего БФ РФ Виктора Кравчука. Тогда я пробился на приём к Кравчуку... Причём пошёл не один, а вместе с офицером-командиром одной из федеральных структур, который ходатайствовал в поддержку такой формы увековечения солдат Первой мировой, как историческая реконструкция.

Я наивно полагал, что командующий поддержит эту идею. Каково же было моё изумление, когда на моё предложение командующий отборным матом послал во все направления меня и руководителя целой региональной федструктуры... Из его матерного монолога я понял только одну фразу: "если министр обороны мне прикажет".

Мы вышли на крыльцо штаба Балтфлота полностью оплеванные... До фестиваля оставалось 24 дня...

Но Бог помог. Помог Царь Николай - главнокомандующий РИА, которому мне тогда оставалось усиленно молиться. Хорошие люди познакомили меня с Владимиром Петровичем Комоедовым, тогдашним председателем комитета по обороне Госдумы РФ, который принял меня в Москве в своём кабинете, внимательно выслушал и согласился помочь. Владимир Петрович написал правительственную телеграмму в поддержку моего письма министру обороны.

Одновременно я подготовил президенту, как верховному главнокомандующему, письмо в поддержку этой перевозки.

Для этого мне требовалась поддержка известных в стране людей, которым небезразлична память героев Первой мировой войны. Я засел за Интернет и телефон... Стал дозваниваться до людей, которых совсем не знал. Тогда я познакомился с князем Александром Александровичем Трубецким. Этот замечательный человек оказался очень доступен и приветлив. Он не только поддержал идею, не только поставил свою подпись под обращением, но и подключил других людей. Естественно, обращение подписала Галина Ивановна Маланичева - председатель ВООПИиК, не смог дозвониться до Валерия Николаевича Ганичева, но его помощник был крайне любезен, разобрался в ситуации и я быстро получил письмо с его подписью. Подписал Павел Анатольевич Пожигайло, президент Фонда изучения наследия П.А. Столыпина, но его я знал лично, как и ещё одного замечательного и неравнодушного человека - Сергея Александровича Архангелова, тогдашнего директора Государственного музея современной истории России. Мне быстро удалось выйти на председателя ВТОО «Союз художников России» Андрея Николаевича Ковальчука, который тоже охотно поддержал идею и подписал обращение.

Ещё одним человеком в моём списке значился Никита Сергеевич Михалков... Я наивно полагал, что здесь проблем не будет... Но здесь меня ожидал такой же холодный душ, как и с Кравчуком... С огромным трудом смог дозвониться до помощника Михалкова... Когда тот узнал содержание моей просьбы, его ответ был грубым и грозным: "Да вы знаете, к кому вы смеете обращаться и подпись какого человека хотите получить?! Вы должны прислать список людей, которые будут подписывать, Никита Сергеевич не будет участвовать в сомнительных компаниях". Он отбрил меня по телефону по полной программе. Михалков по его словам оказался персоной никак не ниже президента РФ, и которая любые инициативы быстро не рассматривает. Единственное что мне удалось - отправить свою просьбу по электронной почте с приложением письма и списка подписавших. Это все очень достойные люди. Но ответа я от Михалкова так и не дождался. И дозвониться до помощника больше не смог. Тогда я вычеркнул Михалкова из списка и отправил письмо без него.

Самолёт мы в итоге получили. Причём даже два. За неделю до фестиваля офицер в недрах Минобороны, рассматривавший моё обращение, выдал мне: "Слушайте, а дело-то хорошее! Я готовлю положительный доклад начальнику Генштаба". Через день у меня на руках был приказ начальника Генштаба Валерия Васильевича Герасимова Кравчуку выполнить перевозку участников фестиваля военно-транспортной авиацией БФ РФ. Я с иронией представлял вытянутое лицо Кравчука. Его, кстати, потом с позором выгнали из флота за грубейшие нарушения. Поделом!

Фестиваль состоялся и стал ежегодным. С Божией помощью мне удалось сдвинуть тогда огромный камень с места. Потом было много всего интересного, о чём когда-нибудь напишу, или уже писал ранее. Но историю с Михалковым я запомнил.

Примечательно, что пару лет спустя, при обращении к патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу в поддержку фестиваля, моё письмо было переадресовано для рассмотрения по существу Тихону (Шевкунову), до которого не смог дозвониться ни я, ни мой помощник. В итоге наше обращение фактически утонуло в его аппарате. Я увидел, что владыка Тихон слишком творческий и большой человек, чтобы рассматривать такие обращения, даже присланные из Патриархии.

После того, как в результате возобновления следствия по "екатеринбургским останкам" он возглавил специальную Патриаршую комиссию по этому вопросу, я стал следить за его работой в ней. Он изначально обещал максимальную открытость работы комиссии. Но прошло уже несколько лет, а никакой открытости не видно. Но при этом спровоцировать огромный международный медийный скандал, связанный с версией ритуального убийства Царя и его семьи Тихон смог сразу. Интересно, что сейчас, спустя 3 года после этого, о результатах проверки данной версии не слышно ничего...

Одновременно видно, что тот же Анатолий Степанов (РНЛ), которого Шевкунов зачем-то в эту комиссию включил, несколько раз проговаривался, что останки "подлинные". Ангажированность Степанова была раскрыта им самим. Всё больше в голову лезут мысли, что сценарист Шевкунов играет подрывную роль в стане противников признания, играя на публику любовь к Царю-страстотерпцу.

Примечательно, что совершенно неожиданно для православной общественности в стан сторонников признания царскими "екатеринбургских останков" перешла Елена Чавчавадзе, сняв фильм, пытающийся доказать, что останки неизвестных людей принадлежат Царю Николаю и его семье. Фильм был встречен аргументированной критикой, Чавчавадзе открыто поймали на лжи, но фильм активно раскручивается на православных ресурсах. Так вот: Елена Чавчавадзе давно сотрудничает с Михалковым, не знаю всех тонкостей, но появляются её некоторые фильмы при его поддержке. Поэтому за данной провокацией могут торчать и его уши.

Печально, что недавно ушла из жизни Ольга Николаевна Куликовская-Романова, которая стояла на пути признания останков и очень много раз ставила на место его проводников. Я не был с ней знаком лично, к большому сожалению, но борьбу эту её видел, поддерживал, и со своей стороны старался делать то же самое.

Поэтому, предполагаю, что главная провокация с "екатеринбургскими останками" нам ещё предстоит. И Шевкунов с Михалковым могут иметь к ней отношение.

Считаю, что никакой Шевкунов не духовник Путина, скорее ставленник спецслужб, внедренец. На это больше похоже. С коронавирусом он это крайне наглядно показал.

И недавний "взбрык" Михалкова с его "Бесогоном" рассматриваю не иначе, как попытку внедриться в православно-патриотическое движение, сопротивляющееся электронному концлагерю. После "Предстояния" с сиськами его дочери, ставшими главной предсмертной целью защитника Сталинграда, я больше на фильмы Михалкова не пойду никогда. После гей-скандалов с актёрами, играющими в его фильмах, я сделал для себя все нужные выводы относительно этого МЭТРА кино, определяющего современное россиянское "киноискусство".

И недавнюю "утечку" разговора Михалкова и Шевкунова о защите нравственных ценностей, которую сейчас обсасывают СМИ, рассматриваю именно с этой целью - формирование образа патриотов и нравственников. Агент Поклонская провалилась, но агенты есть ещё.

ИМХО.

Tags: Анатолий Степанов, Елена Чавчавадзе, Куликовская-Романова, Михалков, Никита Михалков, Поклонская, Православие, Романовы, Россия, Русская Православная Церковь, Русская народная линия, Тихон (Шевкунов), военно-историческая реконструкция, военно-исторический фестиваль, екатеринбургские останки, защитники Отечества, история, коронавирус, кроты, кроты в РПЦ, кроты среди патриотов, создание секты царебожников, фестиваль, фестиваль «Защитники Отечества», царская семья
Subscribe

Posts from This Journal “кроты в РПЦ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments