starover (starover) wrote,
starover
starover

Category:

Сказки Красного леса, или Фальсификация истории за счёт областного бюджета (начало)


Фотография из статьи Ивана Маркова на сайте «Комсомольская правда – Калининград».

Очередной грустный анекдот в исполнении местных калининградских краеведов... Чтобы оправдаться за популяризацию наследия 2 и 3 Рейхов они решили с помпой открыть в Красном лесу памятник легендарной советской разведгруппе «Джек»...

Вот только, как оказалось, «Джек» там не проходил...

Зачем эта очередная провокация - разбирался наш постоянный автор - православный священник из города Нестерова Георгий Бирюков.

Сказки Красного леса

Фальсификация за счёт областного бюджета

Сразу несколько калининградских СМИ сообщили об установке в центре Красного леса, неподалёку от так называемой «дачи Геринга», памятного камня объединённой разведгруппе «Максим» - «Джек», которая, якобы, действовала здесь в октябре-ноябре 1944 года. На информационном портале «Новый Калининград» 20 июля появился материал Оксаны Ошевской, озаглавленный «Камни Роминты: как продолжается история пущи в памятниках-валунах». На сайте «Комсомольская правда-Калининград» в тот же день был размещен материал Ивана Маркова «Как советские разведчики захватили «языка» в охотничьем доме Геринга».

Диверсионно-разведывательная группа «Джек» - самая известная из всех советских разведгрупп, действующих на территории Восточной Пруссии в 1944-1945 гг. Ей посвящено несколько книг: «Вызываем огонь на себя», «Лебединая песня» и «Лебеди не изменяют» Овидия Горчакова; «Есть под Варшавой могила» Колосова; «Парашюты на деревьях» Ридевского; «На краю пропасти» Юрия Иванова; «По специальному заданию» Юферова; «Увидеть Пруссию и… умереть: легендарная разведгруппа «Джек». Свидетельство оставшегося в живых» Юшкевича… Ей посвящены художественные фильмы «Вызываем огонь на себя» (4 серии) и «Парашюты на деревьях» (2 серии). В честь бойцов разведгруппы «Джек» на территории Калининградской области установлены памятники: обелиск у посёлка Сосновка Полесского района на месте гибели разведчика Иосифа Зварика; памятник первому командиру группы капитану Павлу Крылатых у посёлка Громово Славского района; памятник второму командиру группы лейтенанту Шпакову у посёлка Десантное Славского района… Деятельности разведгруппы «Максим» историки и писатели также уделили много внимания. Ей посвящены повесть Льва Каплина «Прыжок в «Волчье логова» и роман Олега Маркеева «Оружие возмездия».

В свете вышесказанного дальнейшее увековечение памяти разведгрупп «Джек» и «Максим» первоначально выглядит делом совершенно естественным. В своей статье «Камни Роминты: как продолжается история пущи в памятниках-валунах» журналист Оксана Ошевская называет инициаторов установки памятного камня: «Придумал проект житель Гусева, который хорошо знаком всем, кто увлечен историей края, - Александр Казённов. Он давний и страстный исследователь этих мест, и сегодня, наверное, нет никого, кто знал бы их лучше. За исключением разве что сотрудников Виштынецкого эколого-исторического музея, вместе с которыми все и удалось сделать. <…> Идею расширить список памятных роминтенских камней Александр Казённов вынашивал давно <…> А год назад, прочитав стенограммы допросов немецких диверсантов, захваченных после того, как советские войска заняли территорию пущи, понял, какой именно памятный камень точно придется к месту в 2020-м. История разведгрупп «Джек» и «Максим» (а точнее, объединенной разведгруппы «Джек»-«Максим», которая на время слилась осенью 1944 года) - действительно яркая и значимая часть этой военной операции: советские разведчики здесь собирали информацию, связанную с прифронтовой ставкой люфтваффе. В Виштынецком эколого-историческом музее, рассказал его директор Алексей Соколов, инициатора с удовольствием поддержали, деньги - почти 270 тысяч рублей <…> на проект выделили региональные власти. Гранитный валун весом в 3,5 тонны в пущу доставили месяц назад, он установлен именно в тех местах, где действовала объединенная разведгруппа, недалеко от «дачи Геринга». Недавно здесь появились информационные стенды».[1]

На церемонии открытия памятного камня присутствовали представитель Союза ветеранов военной разведки главного управления Генштаба ВС РФ Владимир Савин, глава представительства Союза ветеранов военной разведки в Калининграде Сергей Серёжкин. Правительство Калининградской губернии представлял заместитель руководителя аппарата регионального правительства, начальник управления по внутренней политике В.А. Беспалов. Речи, изъявления благодарности… Затем памятный камень был освящён настоятелем прихода свв.мчч. Адриана и Наталии посёлка Краснолесье иереем Олегом Демьяненко. Всё, как говорится, чин чином.

Что не так? Сразу обратим внимание: Оксана Ошевская в своей статье написала, что разведчики собирали информацию, связанную с «прифронтовой ставкой люфтваффе», а камень почему-то был установлен «именно в тех местах, где действовала объединенная разведгруппа, недалеко от «дачи Геринга». Так вот, ставка люфтваффе и «дача Геринга» - совершенно разные объекты, и находились они довольно далеко друг от друга по калининградским меркам – километрах в двадцати. Любой «давний и страстный исследователь этих мест» знает сей факт. Должен знать и Александр Казённов. Должны знать и сотрудники Виштынецкого музея Алексей Соколов и Эдуард Барсуков. Ставка люфтваффе, под кодовым названием «Robinson», находилась в поселке Гросс-Куметшен рядом с городом Гольдап, на западном берегу довольно большого озера Гольдапер-зее. Сегодня это территория Польши. При этом ни город Гольдап, ни ставка люфтваффе не находились на территории Роминтенской «пущи» (Красного леса). Да, западный угол «пущи» подходил довольно близко к восточному берегу озера Голдапер-зее. Вероятно, из ставки люфтваффе можно было даже разглядеть эту опушку за озером, но, повторим, ставка была за пределами «пущи». Все небольшие леса и перелески в районе города Гольдапа к Роминтенской «пуще» никакого отношения не имели. Сама Роминтенская «пуща» имеет весьма скромные для пущи размеры: километров двадцать пять с запада на восток и километров пятнадцать с севера на юг. До 1945 года размеры этого леса была ещё меньше. Посадка новых деревьев советскими лесниками в послевоенное время увеличила площадь Красного леса вдвое. Теперь даже посёлок Краснолесье оказался окружённым лесом, хотя до войны лес был где-то в стороне от посёлка.


Строения бывшей ставки люфтваффе находится сегодня на территории Польши. Они обведены красным кругом. Через ставку проходила железнодорожная линия, на которой под парами находился штабной поезд «Померания-2» из 15 вагонов. Гросс-Куметшен поляки переименовали в Кумече.

«Дача Геринга» - это современное народное название «Имперского охотничьего двора Роминтен» (Reichsjaegerhof Rominten), построенного в 1936 году в качестве охотничьей резиденции Германа Геринга, рейхсминистра авиации, обергруппенфюрера СА, почётного обергруппенфюрера СС и прочая, и прочая, и прочая. В числе прочего – титулы «Имперский лесничий Германии», «Имперский егерь Германии» и «Высший уполномоченный по охране природы». Как и все нацистские лидеры, Герман Геринг боролся за власть для того, чтобы обеспечить хорошую жизнь в первую очередь себе любимому. Построенная за государственный счёт дача стала его личной резиденцией. Она использовалась для отдыха, охоты и приёма высоких гостей. Использовать её в качестве ставки люфтваффе было, с одной стороны, невозможно технически. Подобная ставка должна иметь мощный узел связи (радиостанции, телефон, телеграф), позволяющий управлять действиями авиации на всех фронтах. Она должна иметь также массу помещений (служебных и жилых) для многочисленных штабных работников, охраны, обслуги. Рядом со ставкой должен быть удобный транспортный узел (шоссейные и железные дороги, аэродром). Для всего персонала нужно построить бомбоубежища и т.д. и т.п. Расположение ставки должно гарантировать безопасность от разведчиков и диверсантов, то есть они не должны иметь возможности незаметно к ней подобраться. Всем этим требованиям удовлетворял город Гольдап, рядом с которым и была создана ставка люфтваффе. Всем этим требованиям совершенно не удовлетворял находящийся в глубине леса «Имперский охотничий двор». С другой стороны, Герман Геринг совершенно не собирался стеснять себя в чём-то, предоставляя личные владения под военные цели и наводняя свою «дачу» сотнями офицеров и солдат.


Штабной поезд «Померания-2» в ставке люфтваффе в Гросс-Куметшен. У «дачи Геринга» железной дороги не было вовсе.

Нетрудно догадаться, что «дача Геринга», в отличие от ставки люфтваффе, не имела никакого военного значения и принципиально не представляла никакого интереса для советской разведки. Но памятный камень разведгруппам «Максим» и «Джек» почему-то был поставлен именно у «дачи Геринга», а не у ставки люфтваффе. Что вообще послужило основанием для идеи установки камня? Сохранились ли надёжные документальные подтверждения действий объединенной группы «Максим»-«Джек» у «дачи Геринга» в октябре-ноябре 1944 года?

К литературным произведениям типа «На краю пропасти» Юрия Иванова и «Прыжок в «Волчье логово» Льва Каплина следует отнестись критично. Авторский вымысел в художественных произведениях никто не отменял и здесь он присутствует в изобилии. Наиболее убедительными были бы оригинальные документы или хотя бы их фотографии и сканы. Их мало. Так, в Интернете можно найти фотографии официального письма № 313/24/139 от 22 февраля 1973 года с грифом «для служебного пользования» на четырёх пожелтелых от времени страницах, направленного из войсковой части 61379, Москва, К-160 в адрес военного комиссара города Калининграда. Письмо отпечатано на пишущей машинке. Проставлены исходящие и входящие регистрационные номера. В начале письма сказано: «Направляю письмо Калининградского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и сообщаю, что разведгруппа «Джек» численностью в одиннадцать человек во второй половине 1944 года выполняла задание штаба 3-го Белорусского фронта в тылу немецко-фашистских войск на территории Восточной Пруссии.

После выброски в ночь с 26 на 27 июля 1944 года группа приземлилась в район 26 км юго-западнее г. Тильзит, через несколько дней, из-за преследования противником, перешла на участок Лабиау - Меляукен. В сентябре группа находилась в районе западнее Вострбурга, в октябре - в районе Велау, в ноябре - в районе Ангербург, а затем в районе Зенсбург. В начале декабря группа находилась в 18 км северо-восточнее Мышинец.

Действуя в сложных условиях, группа несла тяжёлые потери, вследствие чего оказалась не в состоянии полностью выполнить поставленные ей задачи. Связь штаба фронта с группой прекратилась в декабре 1944 года. После освобождения района действия группы наступавшими частями Советской Армии в штаб фронта возвратились только три разведчика, отбившиеся от группы во время боёв с карателями и укрывшиеся от преследования».[2]

Далее в письме приведены конкретные сведения по всем членам разведгруппы «Джек». В завершение напечатано: «Вопрос о целесообразности передачи вышеизложенных сведений Калининградскому областному отделению всероссийского общества охраны памятников истории и культуры прошу вас согласовать с местными компетентными органами»[3].

Из данного письма мы можем узнать, что разведгруппа «Джек» в октябре 1944 года действовала в районе Велау (ныне – посёлок Знаменск Гвардейского района), а в ноябре – в районе Ангербург (ныне – город Венгожево в Польше). Эти населенные пункты находятся довольно далеко на запад от «дачи Геринга». Про Роминтенскую «пущу» и «дачу Геринга» в вышеприведенном документе не сказано ни слова, но, мы, конечно, понимаем, что в месяце октябре тридцать один день, а разведгруппа могла перемещаться. Теоретически она могла, например, большую часть октября находиться в районе Знаменска, потом быстро-быстро сбегать к «даче Геринга», а затем также быстро-быстро переместиться в район Венгожево. Такой возможности нельзя исключать, но её надо подтвердить достоверными документами. И вот здесь начинаются сложности. Фотографий или сканов таких документов в Интернете не находится. Приходится ориентироваться в основном на отрывки из текстов радиограмм, публикуемые в различных очерках, посвященных деятельности советских разведгрупп в Восточной Пруссии. При этом приходится доверяться добросовестности авторов очерков, а иногда включать и свои мозги.

Из текстов отдельных радиограмм можно понять, что в начале октября 1944 года группа «Джек», уменьшившаяся к тому времени до четырех человек (все они впоследствии погибнут), действительно базировалась в лесном массиве на правом берегу реки Алле (ныне – Лава), в треугольнике между посёлками Дружба (Правдинский район), Знаменск (Гвардейский район) и Пушкарёво (Черняховский район). Группа вела наблюдение за железнодорожным сообщением противника. Из радиограммы № 67 от 10 октября: «Дислоцируемся в десяти километрах юго-восточнее Велау…»[4] Через несколько дней группа «Джек» была в очередной раз обнаружена противником. Из радиограммы № 70 от 16 октября: «В связи с новой облавой и погоней вынужден оторваться от объекта наблюдения и двигаться на восток к Гольдапу и Роминтенскому лесу».[5] Обратим внимание на то, что в радиограмме было указано только направление движения. Достигла ли группа «Джек» Гольдапа и Роминтенского леса, из этой радиограммы определить никак нельзя. Обратим внимание на то, что группа была ВЫНУЖДЕНА двигаться на восток, спасаясь от облавы. Это было решением группы, а не распоряжением «Центра». Изначально группа «Джек» совсем не намеревалась искать какую-то там ставку люфтваффе. Запомним дату начала движения - 16 октября. Это очень важная дата.

От места базирования группы в районе Велау (Знаменска) до города Гольдап – километров 90 по прямой. Двигаться же приходилось отнюдь не по прямой, а скрываясь в лесах и перелесках, пересекая железные и шоссейные дороги, обходя населённые пункты. Во время этого движения остатки группы «Джек» встретили разведывательную группу «Максим» и вошли в её состав в качестве автономной единицы. В различных статьях и очерках может утверждаться, что группа «Максим» во второй половине октября начала движение в сторону города Гольдап, получив задачу «Центра» разведать прифронтовую ставку люфтваффе, но текст и дата приказа не приводятся. Как бы то ни было, со второй половины октября до 12 ноября (дата прибытия нового командира «Джека») обе группы действовали вместе.

Группа «Максим» была десантирована ночью 17 августа 1944 года в районе нынешнего посёлка Залесье Полесского района. Достоверных сведений по ней находится ещё меньше, чем по группе «Джек». До сих пор точно не установлена даже ведомственная принадлежность «Максима» (военная разведка или НКГБ СССР). Официально в группе числилось 20 человек, но реально по списку безвозвратных потерь в ней почему-то оказался 21 человек. К середине октября группа «Максим» понесла потери, её численность уменьшилась.

Трудно понять сам смысл идеи разведки прифронтовой ставки люфтваффе именно в эти дни. Дело в том, что как раз 16 октября (обратим ещё раз внимание на эту важную дату) началась Гумбиннен-Гольдапская наступательная операция. По приказу Ставки Верховного Главнокомандования 3-й Белорусский фронт был должен разгромить тильзитско-инстербургскую группировку противника, а в последующем, продвинувшись на запад на 170-180 километров, овладеть Кёнигсбергом.[6] При таких планах на ближайшие дни посылать несколько разведгрупп искать ставку люфтваффе на территории, которая вот-вот будет занята наступающей Красной Армией, выглядит как-то нелогично. В «Центре» же не идиоты работали? Элементарные расчёты показывают, что наступающие советские войска должны были быстрее достигнуть ставки люфтваффе, чем разведчики. Забегая вперед, скажем, что так и произошло.


Карта боевых действий 31-й армии с 17 по 23 октября 1944 года. Красная пирамидка – руины «дачи Геринга». Голубой кружок у города Гольдап – ставка люфтваффе. На карте можно видеть границы Роминтенского леса, а также озеро Виштынецкое к востоку от него. К 22 октября все эти объекты были заняты Красной Армией.

Уже 18 октября войсками 3-го Белорусского фронта с боем была пересечена граница Восточной Пруссии. На направлении главного удара советские войска 19 октября вышли к реке Писса, 20 октября был завершен прорыв полосы германской обороны, и в сражение был введён 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, устремившийся к Гумбиннену (город Гусев) и Неммерсдорфу (посёлок Маяковское Гусевского района). На южном фланге советские войска также быстро продвигались вперед. 18 октября советские войска освободили город Виштитис и стали обходить Виштынецкое озеро с обеих сторон. 19 октября, оставив Виштынец за спиной, красноармейцы двинулись в глубину Красного леса (Роминтенской «пущи»). В ночь на 21 октября 1944 года 88-я стрелковая дивизия 71-го стрелкового корпуса 31-й армии заняла посёлок Роминтен и руины «Имперского охотничьего двора» («дачу Геринга»). Почему руины? Накануне, в ночь с 19 на 20 октября, по приказу Геринга «Имперский охотничий двор» был взорван, чтобы не достался большевикам. Также были взорваны некоторые объекты ставки люфтваффе в Гросс-Куметшен.

К 14 часам дня 21 октября красноармейцами был занят посёлок Хардтэк (Краснолесье), располагавшийся к западу от «пущи». Советские бойцы вышли на восточный берег озера Гольдапер-зее. Таким образом, 21 октября 1944 года вся Роминтенская «пуща» (Красный лес) оказалась полностью под контролем Красной Армии, и этот контроль более не прекращался. 22 октября 58-й гвардейский стрелковый полк 18-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием подполковника Белова обошел с севера озеро Гольдапер-зее и в 15-м часу дня ворвался на северную окраину Гольдапа. При этом была занята и территория ставки люфтваффе в Гросс-Куметшен. К 18 часам 22 октября Гольдап был очищен от немцев. Дальнейшее наступление советских войск на этом направлении приостановилось. Немцы смогли ликвидировать Гумбинненский прорыв. 30 октября войска 3-го Белорусского фронта перешли к обороне. Линия фронта стабилизировалась до января 1945 года.

Продолжение тут

Протоиерей Георгий Бирюков

[1] https://www.newkaliningrad.ru/news/community/23824608-kamni-rominty-kak-prodolzhaetsya-istoriya-pushchi-v-pamyatnikakh-valunakh.html
[2] https://historylost.ru/2015/11/07/legendarnaya-razvedgruppa-dzhek-voprosyi-i-otvetyi/
[3] Там же
[4] https://pikabu.ru/story/spetsialnaya_diversionnorazvedyivatelnaya_gruppa_dzhekch1_6264527
[5] Там же.
[6] https://ru.wikipedia.org/wiki/Гумбиннен-Гольдапская_операция

Эксклав.ру

Tags: Александр Казённов, Великая Отечественная война, Виштынецкий парк, Виштынецкий эколого-исторический музей, Восточная Пруссия, Вторая мировая война, ГБУ КО Природный парк «Виштынецкий», Дача Геринга, Калининградская область, Краснолесье, Нацистская Германия, Нестеровский городской округ, Нестеровский район, Правительство Калининградской области, Природный парк «Виштынецкий», Роминтенская пуща, нацисты, объединенная разведгруппа «Джек»-«Максим, разведгруппа «Джек», разведгруппа «Максим», фальсификаторы истории, фальсификация, фальсификация истории
Subscribe

Posts from This Journal “фальсификаторы истории” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment