starover (starover) wrote,
starover
starover

Category:

Сказки Красного леса, или Фальсификация истории за счёт областного бюджета (окончание)

Сказки Красного леса, или Фальсификация истории за счёт областного бюджета (начало)


К 22 октября Роминтенский лес остался в тылу Красной Армии. Зелёный кружок – ставка люфтваффе. Оранжевый – руины «дачи Геринга»

Где находилась в дни Гумбиннен-Гольдапской операции (16 октября – 30 октября) группа «Максим» - «Джек»? Как помним, 16 октября группа «Джек», спасаясь от облавы, двинулась из окрестностей Знаменска на восток, в направлении Гольдапа и Роминтенского леса (радиограмма №70). 23 октября она «засветила» себя у шоссейной дороги, ведущей на юг из Инстербурга (Черняховска) в Норденбург (посёлок Крылово Правдинского района). Об этом свидетельствует радиограмма №72 от 23 октября: «По шоссе Инстербург – Норденбург прошло 19 средних и 14 лёгких танков, 27 самоходных орудий…»[7] Судя по этой радиограмме, группа «Джек» не прошли и половины расстояния от Велау (Знаменска) до Гольдапа. При этом она занималась своим главным делом – наблюдала за перемещением германских войск в прифронтовой полосе и докладывала о них в «Центр». В сложившейся ситуации это было на пару порядков полезней, чем разведка ставки люфтваффе. Учтём для себя и то, что за день до отправления этой радиограммы территория ставки люфтваффе оказалась в руках советских войск и вопрос, если он и стоял, был, как говорится, закрыт.

Забегая вперед, можно сказать, что через десять дней, в ходе локальной операции 3-4 ноября, немцы смогли вытеснить советские войска из города Гольдапа и достигнуть западного берега озера Гольдапер-зее. Гросс-Куметшен с территорией ставки люфтваффе снова оказался под немецким контролем, но использовать по первоначальному назначению ставку было, естественно, невозможно. Здесь пролегла передовая линия германских позиций. Бункеры и бомбоубежища стали использоваться в качестве укрытий пехоты. Сил для продолжения контрнаступления у немцев не хватило. На другом берегу озера закрепились советские войска. Достигнуть опушки Красного леса немецким войскам так и не удалось. Запомним даты этих событий для лучшего понимания происшедшего!


«Дезинформационный стенд» у памятного камня

Теперь вернёмся к установленному и освященному рядом с «дачей Геринга» памятному камню. Рядом с камнем был установлен ещё и информационный стенд, озаглавленный: «Разведчики в Роминтской пуще в годы Великой Отечественной войны». На этом стенде можно найти информацию о тех, кто установил этот памятный камень и при чьей поддержке. Конечно, информация стенда должна убедительно обосновывать повод его установки. Читаем:

«Во второй половине октября 1944 года объединенная группа «Максим»-«Джек», выполняя указание «Центра», совершила рейд в направлении озера Виштынецкое с задачей: провести разведку прифронтовой ставки люфтваффе фашистской Германии, располагавшейся в чаще Роминтской пущи».

Читателя сразу убеждают, что объединенная разведгруппа СОВЕРШИЛА РЕЙД. Названо направление рейда: Виштынецкое озеро. В радиограмме группы «Джек» от 16 октября было названо направление бегства от облавы – Гольдап и Роминтенский лес. Если смотреть от Знаменска, то Виштынецкое озеро находится в этом же направлении. Но, если быть точным, в радиограмме №70 озеро Виштынецкое не упоминалось. Понятно также, что совершить рейд в направлении озера Виштынецкое ещё не значит дойти до озера Виштынецкого. Осенью 1941 года германские войска наступали в направлении Москвы, но до Москвы так и не дошли. Но, совершенно непонятно, на каком основании создатели информационного стенда утверждают, что ставка люфтваффе размещалась в чаще Роминтенской «пущи»? Выше я уже объяснил, что она находилась вне «пущи», рядом с городом Гольдап. Далее: хотелось бы увидеть документ с указанием «Центра» провести во второй половине октября «разведку прифронтовой ставки люфтваффе фашистской Германии». Повторю: логика у такого указания в сложившейся обстановке начавшегося советского наступления отсутствует полностью. Наконец, напомню, что советские войска в ходе Гумбиннен-Гольдапской операции заняли окрестности Виштынецкого озера и весь Роминтенский лес раньше, чем объединенная группа «Максим» - «Джек» смогла бы достигнуть этого района.

Для наглядности информационный стенд украшен несколькими фотографиями. На одной из них мы можем видеть «Имперский охотничий двор». Подпись к этой фотографии гласит: «Объект разведки – место расположения ставки люфтваффе до середины октября 1944 – Рейхсягерхоф. Мебель из кабинета Г.Геринга подготовлена к вывозу в ожидании наступления Советской армии (октябрь 1944)». Таким образом, авторы проекта всерьёз утверждают, что ставка люфтваффе находилась в «Имперском охотничьем дворе», а это совершенно не соответствует действительности… Вспомним, что Оксана Ошевская назвала Александра Казённова и сотрудников Виштынецкого эколого-исторического музея «лучшими знатоками этих мест». Раз они являются «лучшими знатоками», то обязаны знать, что ставка люфтваффе была на окраине Гольдапа, а не в «даче Геринга». Таким образом, текст информационного стенда не информирует, а дезинформирует читателя. Этот стенд лучше было бы именовать дезинформационным.


Дезинформация на стенде. На самом деле ставка люфтваффе располагалась в Гросс-Куметшен, на окраине Гольдапа

Читаем далее: «Данный район был насыщен гитлеровскими войсками. Вероятность столкновения с карателями была высока».

Выше было сказано, что уже днём 21 октября вся территория Красного леса (Роминтенской «пущи») была занята Красной Армией. С этого момента лес был насыщен не гитлеровскими, а сталинскими войсками. Про вероятность столкновения с какими карателями сообщает текст дезинформационного стенда?

Читаем далее: «Из радиограмм, поступивших в «Центр» 3-5 ноября 1944 года от объединенной разведгруппы «Максим» - «Джек»: «2 ноября 1944 года… Обнаружили дом Геринга. По сведениям «языка» и визуальным наблюдениям установлено, что самое ценное из имения вывезено, телефоны отключены, охрана снята. Ставка люфтваффе находится в Иоганнисбурге (г.Янсборг, Польша)…»

Отрывок текста этой радиограммы приводит в изумление. «Дача Геринга» (её руины) были в руках Красной Армии с 21 октября. Что на самом деле обнаружили разведчики?! Если без эмоций проанализировать текст этой радиограммы, можно понять, что ставку люфтваффе разведчики не обнаружили вовсе. Кто-то («язык»?) сообщил им, что ставка находится в городе Иоганнисбурге, находящимся в сотне километров южнее. Выше было сказано, что советские войска заняли территорию ставки люфтваффе днем 22 октября. Не пересекая линию фронта, разведчики не могли достигнуть этого места. Здесь всё сходится. А вот насчёт дома Геринга? «Дача Геринга», повторим, находилась в руках красноармейцев с 21 октября. Чтобы её достигнуть, надо было… пересечь линию фронта. Как разведчики могли наблюдать за ней 2 ноября, да ещё и взять «языка»?!

Можно, конечно, пофантазировать. Мол, разведгруппа шла по лесу, шла… Не заметив, пересекла линию фронта. Гитлеровцы и сталинцы разведгруппу тоже не заметили. Дружно спали, видимо. Шла группа по лесу дальше, прячась от гитлеровцев-карателей (а лес был наполнен красноармейцами). Нашла дачу Геринга. Взяла «языка» (часового-красноармейца, которого приняла за гитлеровца). Ласково его допросила с применением каких-нибудь средств убеждения, и «язык» рассказал то, что от него хотели услышать: всё ценное вывезено, телефоны отключены, охрана снята, хозяин уехал. Присыпав тело «языка» ветками и листьями, разведгруппа пошла назад, прячась от гитлеровцев-карателей (а на самом деле - красноармейцев). Снова, не заметив, перешла линию фронта и продолжила наблюдение за перемещениями германских войск. И всё это надо было сделать быстро-быстро. На информационном стенде процитировали только одну радиограмму от 2 ноября. А в Интернете-то есть продолжение:

«3 ноября… Весь район к востоку от реки Ангерапп (ныне – Анграпа) затоплен вместе с населёнными пунктами, промышленными предприятиями и оборонительными сооружениями… На всех возвышенностях доты и дзоты…».

«4 ноября… В районе Гумбиннена (ныне – Гусев) – Гольдап – Ангербург (ныне – польский Венгожево), по сведениям «языка», оборону занимают соединения 26-го армейского корпуса. В лесу под Ангербургом стоит первая танковая дивизия «Герман Геринг», которая, по данным «языков», одна из самых сильных танковых дивизий вермахта: около 12 тысяч солдат и офицеров, около 120 танков и 80 самоходных орудий. Командир дивизии генерал-лейтенант Вильгельм Шмальц…».

«5 ноября… По шоссе Ангербург - Гольдап за сутки прошли к фронту следующие подкрепления: грузовиков с солдатами - 432, со снарядами - 327, командирских «мерседесов» и «опелей» - 43, «королевских тигров» - 38, «пантер» - 48, средних танков – 50, самоходных орудий - 27…»[8]

То есть, побывав, якобы, на «даче Геринга», разведчики меньше чем за сутки пробежали по лесам и болотам километров сорок-пятьдесят на восток, не заметив пересеченную ими линию фронта (красноармейцы и гитлеровцы их тоже не заметили), и на следующий день уже радировали о затоплении местности в районе реки Анграпа, о дотах и дзотах на возвышенностях.

В подобное можно поверить? Я не поверю! А ведь авторы дезинформационного стенда иного основания для привязки деятельности группы «Максим» - «Джек» к «даче Геринга» и Роминтенской «пуще» не приводят. Только это единственное: «2 ноября 1944 года… Обнаружили дом Геринга». И это всё! А если ещё вспомнить, что в ночь с 19 на 20 октября «дача Геринга» была взорвана, то это основание становится совсем фантастичным.


Изменения линии фронта в результате Гумбиннен-Гольдапской операции по состоянию на 28 октября. Зелёная точка – ставка люфтваффе. Оранжевый ромбик – руины «дачи Геринга». Зелёная звездочка – место дислокации группы «Джек» по 16 октября включительно. Знак молнии красного цвета – место, откуда 23 октября была послана радиограмма №72. Знак молнии зелёного цвета – место, откуда посылались радиограммы 2, 3, 4 и 5 ноября

Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что разведгруппа «Максим» - «Джек» не пересекала дважды линию фронта незаметно для себя, а также для гитлеровцев и красноармейцев. Она вообще не была в Роминтенской «пуще» в октябре-ноябре 1944 года и не наблюдала визуально за «дачей Геринга». Находясь 2 ноября где-то в районе Ангербурга (ныне – город Венгожево в Польше), разведчики взяли «языка». Кем он был, радиограмма не сообщает. Офицер? Рядовой? Полицай? Гражданский? Вот этот «язык» и слил разведчикам дезинформацию о том, что ставка люфтваффе находится не у Гольдапа, а где-то в ста километрах к югу, в Иоганнисбурге. Он же и указал на близлежащую усадьбу какого-то богатого немца, как на дом Геринга. Возможно даже, что фамилия бежавшего хозяина усадьбы была созвучная фамилии Геринг. Возможно, хозяин усадьбы просто был каким-нибудь важным чиновником или генералом. Короче, «язык» малость обманул разведчиков. Или они сами немного ошиблись. Эта ошибка элементарно выявляется сличением текстов радиограмм и дат их отправления с датами основных событий Гумбиннен-Гольдапской наступательной операции. «Лучшие знатоки» этих мест (Александр Казённов и сотрудники Виштынецкого эколого-исторического музея Алексей Соколов и Эдуард Барсуков) обязаны эти даты знать. Они просто не могут в данном вопросе ошибиться. Иначе, какие они сотрудники ИСТОРИЧЕСКОГО музея?!

Например, любой сотрудник Калининградского областного историко-художественного музея знает дату капитуляции фашистского гарнизона Кенигсберга – 9 апреля 1945 года. Эту дату каждый калининградский школьник должен знать, а уж тем более - сотрудник исторического музея! Каждый сотрудник музея истории города Нестерова знает дату взятия советскими войсками города Эбенроде (ныне – Нестеров) – 25 октября 1944 года. Неужели сотрудники Виштынецкого эколого-исторического музея, расположенного в посёлке Краснолесье, за два десятилетия существования своей лавочки так и не поинтересовались датой взятия советскими войсками этого посёлка и датой полного овладения ими лесным массивом, именуемым ими «Роминтской пущей»? Но, если это не ошибка, то что?

Можно было бы, кстати, установить памятный камень в честь реальных подвигов воинов 88-й стрелковой дивизии, очистившей от гитлеровцев Роминтенский лес и занявшей руины «дачи Геринга». Но тем воинам, которые реально сражались и побеждали именно в этом месте, никакого памятного знака не поставлено. Рядом с руинами «дачи Геринга» установили камень с надписью «Памяти разведгруппы «Максим» - «Джек» октябрь – ноябрь 1944 г.», а рядом с камнем – ещё и дезинформационный стенд. Установку памятного камня там, где разведчики группы «Максим» - «Джек» в октябре – ноябре 1944 года и близко не были, оплатили региональные власти, выделив из областного бюджета 270 тысяч рублей. В результате получился памятник чьей-то хитрости и памятник чьей-то глупости. Памятник чьей-то алчности и памятник разбазариванию бюджетных средств на высосанные из пальца проекты, фальсифицирующие историю. Кому и зачем понадобился этот обман или самообман?

А кому это может быть выгодно, собственно говоря? Понятно, что в первую очередь это может быть очень выгодно самим сотрудникам Виштынецкого эколого-краеведческого музея Алексею Соколову и Эдуарду Барсукову. Установкой памятного камня они убили сразу пару зайцев. Каких конкретно? Вспоминается, что примерно год назад в СМИ появились критические материалы относительно деятельности сотрудников Виштынецкого эколого-краеведческого музея: «Почему калининградские чиновники изучают «историческое наследие» злейшего врага России»[9], «Как калининградцы увековечивают память нацистов под соусом «экоистории»[10] и т.п. В этих публикациях Алексей Соколов и Эдуард Барсуков фактически были обвинены в пропаганде кайзеровского и нацистского наследия Красного леса (Роминтенской «пущи»). По каким-то причинам тема не получила своего логического завершения, но обнародованная информация явно встревожила сотрудников Виштынецкого музея. Ранее кормившиеся западными грантами, они в последнее время активно получают гранты Президентские, и не только. Естественно, сомнительная слава пропагандистов кайзеровского, а тем паче нацистского наследия может помешать получению очередного Президентского гранта. Видимо, это и подвигло их к установке «патриотического» камня. Можно предположить, что им совершенно не хотелось это делать, но надо же было как-нибудь замаскировать свою любимую деятельность по пропаганде камней кайзера и наследия Германа Геринга.

Любопытно, что перекос в сторону кайзеровско-нацистского наследия Роминтенской «пущи» фактически был признан участниками акции. Так, в своей статье Иван Марков написал: «Несмотря на обилие памятных камней на этой территории, все они, как правило, посвящены довоенной истории (например, знаковым охотам кайзера Вильгельма Второго). А памятник в честь разведчиков – это первое и пока единственное исключение. <…>

– Это событие, которое останется не только в нашей памяти, но и в памяти многих людей, - заявил на церемонии открытия Алексей Соколов. - Камни в Роминтской пуще открываются не каждый день, но их в этом лесу много. Однако такой камень, который повествует об истории советского народа, на этой земле первый».[11]

Таким образом, установка памятного камня группе «Максим» - «Джек» очень хорошо маскирует ведущуюся по сей день пропаганду кайзеровского и нацистского наследия. Прикрываясь камнем группе «Максим» - «Джек», можно просить очередной Президентский грант. При этом внутренние убеждения инициаторов установки нисколько не страдают. Они-то не могут не знать, что группа «Максим» - «Джек» в октябре-ноябре 1944 года здесь и близко не была. Посвящённые в эту тайну могут даже посмеяться над наивными туристами, наводнившими этим коронавирусным летом Красный лес. Пипл схавает, как любил говорить Владимир Познер. Не знаю, были ли посвящены в эту тайну присутствовавшие на акции ветераны военной разведки. Может, просто чутьё потеряли. Впрочем, ветераны военной разведки тоже бывают разными. Известный ныне всему миру полковник военной разведки Сергей Скрипаль провёл детство в городе Озёрске (германский Ангерапп), совсем рядом от Роминтенской «пущи». Если бы его не разоблачили, вполне мог бы присутствовать в качестве почётного гостя на открытии памятного камня у «дачи Геринга», да ещё и речь патриотическую произнёс бы.

Следующий убитый заяц – материальный. Установка любого памятного знака в Красном лесу повышает туристическую привлекательность их кормушки. Если не считать грантов, то основным источником доходов музея являются его посетители. Поехали туристы посмотреть камень, зашли в музей, оставили деньги. Чем больше людей посещает Красный лес – тем больше доходов у музея. Здесь всё просто. Да и освоенные 270 тысяч бюджетных рублей тоже на дороге не валяются.

Областное правительство не впервые содействует установке памятников с элементами фальсификации. Помнится, в августе 2015 года в Зеленоградске при поддержке правительства Калининградской области открыли памятник польскому поэту и политическому деятелю Адаму Мицкевичу, положившему жизнь на уничтожение российского государства.[12] Мицкевич умер во время Крымской войны в Константинополе, где формировал польские легионы с целью отторгнуть от России Крым. Акция установки памятника была явно приурочена к первой годовщине возвращения Крыма России. Такой своеобразный плевок в Путина, в Госдуму и в русский народ, принявших в 2014 году историческое решение. На портале правительства Калининградской области было названо следующее основание для установки памятника именно в Зеленоградске: «Город Зеленоградск знаменитый польский поэт посещал в 1824 году по пути в Санкт-Петербург». К постаменту памятника прикреплена табличка с надписью: «Поэт Адам Мицкевич отдыхал в Кранце в октябре 1824 года». (Кранц – это старое название Зеленоградска).

Так вот, не мог Мицкевич посещать Зеленоградск в октябре 1824 года. Никак не мог. У него элементарно не было загранпаспорта. Ещё в октябре 1823 гола он был арестован в Вильне за участие в сепаратистском движении и сидел в тюрьме. В апреле 1824 года был выпущен на поруки, но продолжал находиться под надзором. В октябре 1824 года действительно был выслан в Санкт-Петербург, столицу Российской империи. Ссылка имела целью ослабить его связи с сепаратистским движением. В это время Мицкевич не имел заграничного паспорта и, естественно, не мог посещать никаких Зеленоградсков-Кранцев, хотя по России он мог ездить довольно свободно. Побывал в Москве, Одессе, заехал в Крым. Выпросить загранпаспорт удалось только в 1829 году. Сразу же Мицкевич уехал в Европу и больше в Россию не возвращался. Получается, что Мицкевич в октябре 1824 года в Зеленоградске не был, а памятник ему при поддержке правительства Калининградской губернии стоит. Памятник заклятому врагу государства Российского.

В отличие от Мицкевича бойцы разведгруппы «Максим» - «Джек» самоотверженно служили России, точнее, тогдашнему Советскому Союзу. Это не памятник врагам. Но, по-хорошему следовало бы памятный камень этой группе перенести хотя бы на шоссейную дорогу Черняховск-Крылово. Это соответствовало бы исторической правде. Группа действительно действовала там в октябре 1944 года, она вела наблюдение за передвижениями гитлеровцев по этой дороге конкретно 23 октября, о чем свидетельствует её радиограмма №72. А в Роминтенской «пуще» в это время уже стояла Красная Армия.

Ну а Виштынецкому музею в утешение за понесенные труды по фальсификации военной истории можно присвоить имя главного лесничего и главного эколога Третьего Рейха. Будет очень громкое и привлекающее туристов название: Виштынецкий эколого-исторический имени Высшего уполномоченного по охране природы имперского лесничего Германии Германа Геринга музей. Заслужили.

Протоиерей Георгий Бирюков

[7] https://pikabu.ru/story/spetsialnaya_diversionnorazvedyivatelnaya_gruppa_dzhekch1_6264527
[8] http://may1945-pobeda.narod.ru/nkvd-spiski0-r48.htm
[9] https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fnewsbalt.ru%2Fanalytics%2F2019%2F05%2Fpochemu-kaliningradskie-chinovniki-izuchayut-istoricheskoe-nasledie-zleyshego-vraga-rossii%2F&utm_source=turbo_turbo
[10] https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fnewsbalt.ru%2Freviews%2F2019%2F05%2Fkak-kaliningradcy-uvekovechivayut-pamyat-nacistov-pod-sousom-yekoistorii%2F
[11] https://www.kaliningrad.kp.ru/daily/27159.3/4256471/
[12] https://kaliningrad.bezformata.com/listnews/zachem-regionu-pamyatnik-mitckevichu/39564520/

Эксклав.ру



Tags: Александр Казённов, Великая Отечественная война, Виштынецкий парк, Виштынецкий эколого-исторический музей, Восточная Пруссия, Вторая мировая война, ГБУ КО Природный парк «Виштынецкий», Дача Геринга, Калининградская область, Краснолесье, Нацистская Германия, Нестеровский городской округ, Нестеровский район, Правительство Калининградской области, Природный парк «Виштынецкий», Роминтенская пуща, нацисты, объединенная разведгруппа «Джек»-«Максим, разведгруппа «Джек», разведгруппа «Максим», фальсификаторы истории, фальсификация, фальсификация истории
Subscribe

Posts from This Journal “фальсификация истории” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment