starover

Боец последней сотни


Previous Entry Share Next Entry
Два поражения
starover

Церемония смены командного состава войск НАТО в Герате, Афганистан. Фото: Jalil Rezayee / EPA / ТАСС

СССР и США в афганских военных кампаниях

Война антиталибской коалиции в Афганистане формально еще не окончена, поэтому обсуждать ее рано. С другой стороны, война заканчивается необратимо и уже вполне понятно, как именно она подходит к концу.

Началась она, как известно, после терактов в США 11 сентября 2001 года. Они были квалифицированы как нападение на Америку, что позволило задействовать 5-ю статью Североатлантического договора. Впрочем, в тот момент США поддерживали почти все вплоть до КНДР.

Главными противниками международной коалиции в Афганистане были талибы (не менее 50 тысяч активных боевиков), контролировавшие 90% территории страны. Лишь север Афганистана удерживала группировка, известная как Северный альянс (ее численность составляла до 15 тысяч человек). Ею руководил Ахмад Шах Масуд, некогда один из главных полевых командиров антисоветских сил во время Афганской войны, а затем один из ближайших союзников России, которая вместе с Узбекистаном и Ираном в 1990-е годы поддерживала Северный альянс против талибов, коих создала пакистанская военная разведка на деньги Саудовской Аравии при полной поддержке США. Десятилетием ранее аналогичным путем была создана организация «Аль-Каида». После ухода из Афганистана советских войск «Аль-Каиду» бросили, после чего она зажила собственной интересной жизнью. Талибы, захватив власть в Кабуле, были вполне лояльны к своим саудовско-пакистанским создателям, но не видели причин, почему бы не приютить единомышленников из организации. Правительство талибов было официально признано Саудовской Аравией, Пакистаном, ОАЭ, а также «Чеченской республикой Ичкерия».

Масуда убили накануне терактов в США. Тогда же талибов признала четвертая страна — Китай. Но после 11 сентября вся картина мира резко поменялась. Талибов все немедленно «отпризнали» (кроме Ичкерии, уже прекратившей к этому моменту свое существование), США с союзниками стали готовиться к войне. При полной поддержке Москвы началось развертывание сил США и других стран НАТО в Центральной Азии, Вашингтон также надавил на Исламабад, заставив его поддержать операцию.

В этот момент коалиции очень пригодился Северный альянс. Поскольку вести наземную контактную войну ни американцы, ни тем более европейцы категорически не хотели, группировка покойного Масуда должна была сыграть роль пехоты.

При этом вооружение как Северного альянса, так и талибов было крайне примитивным. И те и другие пользовались исключительно тем, что осталось от прекратившей свое существование афганской армии, числившейся в 1980 годы союзником Советской армии. Кроме того, талибы получали некоторое количество оружия из Пакистана, а Северный альянс, как было сказано выше, из России, Ирана и Узбекистана. Из-за этой примитивности и одинаковости вооружения главным фактором было численное превосходство талибов. После начала западной операции все изменилось, теперь важнейшим фактором (по крайней мере на первом этапе) стало колоссальное техническое превосходство США и их союзников.

Война началась вечером 7 октября 2001 года с традиционных для США и НАТО массированных авиационно-ракетных ударов по позициям противника. Только КРМБ «Томагавк» за первые пять дней было выпущено до 80 (как писали некоторые американские аналитики, «с помощью "Томагавка"», стоящего миллион долларов, уничтожается палатка, стоящая десять долларов»). В первые дни войны главную роль играла стратегическая авиация США — В-52, В-1 и даже сверхдорогие «невидимки» В-2. Тактическая авиация, вынужденная летать с баз в Персидском заливе, поначалу была не так активна.


Афганцы на контрольно-пропускном пункте на дороге к аэропорту Баграм к северу от Кабула. Фото: Anja Niedringhaus / EPA / ТАСС

Впрочем, американцы сразу развернули в узбекском Карши базу своего спецназа, который быстро переместился на территорию, подконтрольную Северному альянсу. Оттуда спецназовцы начали действовать против талибов по всей территории страны.

Поначалу талибы сопротивлялись достаточно успешно, отбив наступление Северного альянса на Мазари-Шариф. Однако американское давление с воздуха усиливалось, к концу октября количество выпущенных «Томагавков» достигло 200 (80 с кораблей и ПЛА, 120 с В-52). 8 ноября Северный альянс перешел в генеральное наступление. На следующий день пал Мазари-Шариф, 12 ноября были взяты Кабул и Герат. 16 ноября американские и английские десантники были переброшены на крупнейшую в Афганистане авиабазу Баграм к северу от Кабула. Почти сразу после этого в Карши прибыла почти вся американская боевая авиация из Европы — 48-е авиакрыло из британского Лейкенхита (истребители-бомбардировщики F-15Е) и 52-е авиакрыло из немецкого Шпангдалема (штурмовики А-10).

В конце ноября пленные талибы в Мазари-Шарифе подняли мятеж, при подавлении которого погибло несколько сотен человек. Но изменить ситуацию это уже не могло. Американская морская пехота начала высадку (с воздуха, разумеется) под Кандагаром, который и считался фактической столицей талибов. Впрочем, город американцы брать не стали, он пал лишь 7 декабря.

12 декабря при возвращении на базу в Диего-Гарсия с вылета в Афганистан упал в Индийский океан стратегический бомбардировщик В-1В. Впрочем, это была лишь некоторая неприятность. К концу года США и их союзники установили полный контроль над Афганистаном, численность американских войск в стране достигла четырех тысяч человек. Потери составили всего 12 человек, причем все они считались небоевыми. Первой официальной боевой потерей США стала гибель сержанта-спецназовца 4 января 2002 года. Первая официальная потеря союзников США случилась лишь 17 февраля (австралийский солдат подорвался на мине). Убитых афганцев, разумеется, никто не считал.

В марте американские и афганские войска провели масштабную операцию «Анаконда» по разгрому талибов в долине Шахикот. В ходе операции американцы потеряли 15 человек убитыми и два спецназовских вертолета МН-47 «Чинук». Талибов, по официальной версии, было убито тысяча человек, хотя трупов было обнаружено не более 100. При этом американская авиация, поддерживавшая десантников, за две недели истратила 1600 высокоточных боеприпасов (больше, чем Франция в 2011 году за все полгода операции в Ливии). К концу апреля, то есть за полгода войны, американцы израсходовали 22 тысячи ракет и бомб.

После этого война окончательно перешла в противопартизанскую фазу, которую принято сравнивать с советской афганской войной. Сравнение это, однако, некорректно по ряду причин.

Главная причина в том, что в 1980-е годы антисоветские силы в Афганистане получали широчайшую поддержку (людьми, деньгами, оружием) со стороны коалиции в составе США, Великобритании, Саудовской Аравии, Пакистана и Китая. За талибами после 2001 года не было никого. Соответственно, сравнение противников неправомерно, талибы в этом смысле на порядок слабее душманов. Их вооружение сейчас даже хуже, чем было у душманов в 80-е, при том что в Советском Союзе и речи не шло о разведывательных и боевых беспилотниках или высокоточных боеприпасов, которые сейчас в огромных количествах есть у войск США и НАТО.

Вторая причина некорректности сравнения в том, что 40-я армия в 80-е воевала в Афганистане «по полной программе», в том числе и на земле. Антиталибская коалиция всячески избегала наземной войны. Именно поэтому на ее вооружении почти не было танков. Европейские контингенты всю войну отсиживались на своих базах, покидая их лишь по острой необходимости. Англосаксы (американцы, англичане, канадцы, австралийцы) воевали активнее, но все равно несопоставимо по интенсивности с Советской армией.

К этому примыкает еще и проблема снабжения, крайне сложная в условиях горно-пустынной местности и бездорожья. 40-я армия решала проблему своими силами, именно на операции по охране колонн и коммуникаций приходилась значительная часть потерь советских войск. Западная коалиция полностью свалила этот вопрос на ЧВК. Уничтожение талибами грузовиков на территории Пакистана или самого Афганистана становилось лишь финансовой проблемой, но не проблемой военных потерь. Потери ЧВК вообще никто нигде не учитывает.

Наконец, нельзя не упомянуть того, что западная коалиция полностью устранились от борьбы с посевами опиумного мака, чтобы не злить местных полевых командиров и самих крестьян. Столь незатейливый характер покупки лояльности аборигенов заметно снижает потери коалиции.


Афганские фермеры собирают цветы мака, Кандагар, Афганистан. Фото: Humayon Shia / EPA / ТАСС

К середине сентября 2006 года погибли (с начала войны) 335 американцев, 40 англичан, 32 канадца, 19 испанцев, 18 немцев, девять французов, шесть итальянцев, до двух тысяч афганских военнослужащих. Потери противника оценивались в 6500 человек. На этот момент численность контингента США составляла 20 тысяч человек, Великобритании — 5400, Канады и Германии — по 2500, Голландии — 2300, Италии — 1250 человек, Франции — одна тысяча, Испании — 650, Турции — 580, Румынии — 560, Норвегии — 380 человек. При этом ситуация медленно, но ощутимо стала меняться в худшую сторону. Недоверие афганцев к коалиции росло, соответственно, влияние талибов стало восстанавливаться.

При этом даже минимальные людские потери при гигантских финансовых расходах на операцию, утрачивающую цели, все более раздражали западные общества. Впрочем, и людские потери медленно, но неуклонно росли, от десятков убитых в год к сотням. В 2008 году месячные потери (до 50 человек) стали такими же, как в начале войны — годовые. К ноябрю 2008 года США с начала войны потеряли 627 человек, Великобритания — 128, Канада — 98, Германия — 28, Испания — 25, Франция — 23, Голландия — 17, Дания — 16, Италия — 13, Польша и Румыния — по восемь, Австралия — семь Норвегия, Чехия, Эстония — по три, Венгрия, Португалия, Швеция — по два, Республика Корея, Латвия, Литва, Финляндия – по одному. Таким образом, на четыре англосаксонские страны пришлось 84,56% потерь (860 человек из 1017). Причиной большей части потерь стали подрывы на минах и акции смертников.

В 2009–2010 годах боевые действия интенсифицировались. Войска США и Великобритании провели несколько крупномасштабных операций в провинции Гильменд. В них было задействовано более четырех тысяч человек. Однако талибы по традиции просто уклонились от прямого столкновения, поэтому результаты операций оказались ничтожными.

Как обычно и бывает в подобных ситуациях, командование коалиции решило достичь победы путем наращивания контингента. На начало февраля 2010 года численность иностранных войск в Афганистане составила: США — 47 085, Великобритания — 9500, Германия — 4415, Франция — 3750, Италия — 3150, Канада — 2830, Польша — 1955, Голландия — 1940, Турция — 1755, Австралия — 1550, Испания – 1070, Румыния — 945, Дания — 750, Бельгия — 575, Болгария — 540, Норвегия — 500, Чехия — 440, Швеция — 410, Венгрия — 370, Хорватия — 295, Албания — 255, Словакия — 240, Новая Зеландия — 220, Грузия и Латвия — по 175, Македония и Литва — по 165, Эстония — 150, Португалия — 105, Финляндия — 95, Азербайджан — 90, Словения — 70, Сингапур — 40, ОАЭ — 25, Греция — 15, Босния и Герцеговина — 10, Люксембург — девять, Украина и Ирландия — по восемь, Исландия — три, Австрия — два (всего 85 795 человек). Огромные усилия и средства стали вкладываться в создание афганских армии и полиции. Сегодня каждая из этих структур имеет более чем по 1500 человек личного состава. Впрочем, «текучесть кадров» исключительно велика из-за огромного количества дезертиров. Уровень боевой подготовки афганских войск (за исключением очень немногочисленных элитных подразделений) крайне низок. Со всеми теми же проблемами в свое время сталкивался СССР. При этом необходимо констатировать, что просоветская афганская армия в 80-е годы была на порядок сильнее, чем нынешняя прозападная.

В июне 2010 года потери коалиции за месяц составили 103 человека — больше, чем за первые два года войны. С начала войны потери достигли 1902 человек, в том числе США — 1152, Великобритании — 312, Канады — 150, Франции — 45, Германии — 43, Дании — 33, Испании — 28, Италии и Голландии — по 24. В августе 2011 года американцы понесли самую большую одномоментную потерю — талибы сбили из РПГ вертолет СН-47, погибли 31 американец (в том числе 25 «морских котиков») и семь афганцев.

http://rusplt.ru/netcat_files/userfiles3/1november/Afgann_vrez3_600.jpg
Афганские и иностранные службы безопасности осматривают место атаки смертника на конвой ISAF в предместьях Кабула. Фото: Jawad Jalali / EPA / ТАСС

В 2010–2011 годах численность коалиции превышала 130 тысяч человек, в том числе 90 тысяч американцев (советский контингент по численности составлял не более 1100). После этого началось снижение, к октябрю 2014 осталось около 34500, в том числе 24 тысячи американцев (интересно, что 5-е место по размерам контингента занимает Грузия — 755, при том что, например, у Франции — 90). Потери к этому времени достигли 3476 человек, в том числе 2349 американцев, 453 англичанина, 158 канадцев, 86 французов, 54 немца. Потеряно более 40 самолетов (в том числе один стратегический бомбардировщик В-1В, два истребителя-бомбардировщика F-15Е, три истребителя F-16, по одному «Рафалю», «Миражу-2000D» и «Торнадо», девять «Харриеров») и более 120 вертолетов (в том числе 14 «Апачей», 32 «Чинука», четыре Ми-24). Это гораздо ниже, чем у СССР, но, как уже было сказано, прямое сравнение не является корректным.

Именно с учетом того, что талибы в течение всей войны не имели никакой внешней поддержки и тем более собственного ВПК, а технологический разрыв между воюющими сторонами был просто космическим (советские войска в 80-е почти никакого технологического превосходства над противником не имели, просто у них была другая структура вооружений), можно сказать, что западная коалиция провела свою афганскую войну гораздо хуже нашего «ограниченного контингента». Талибы, в отличие от душманов, почти не воевали, тем не менее, потеряв в начале войны почти все, сегодня они контролируют очень значительную часть страны. Если в середине 2000-х годов человек с европейской внешностью мог беспрепятственно посещать по крайней мере крупные города Афганистана, сегодня это совершенно невозможно.

Афганская война, как и ливийская 2011 года, показала, что сегодняшнее НАТО из-за гипертрофированной боязни потерь не может вести никакую войну, а попытка избежать потерь с помощью «высокоточности» и «высокотехнологичности» делают ведение войны невозможным уже по финансовым соображениям. Истинное НАТО разительно отличается от того пугала, в которое мы его для себя превратили. Как совершенно верно заметили поляки в дни крымского кризиса, сегодняшнее НАТО — это даже не бумажный тигр, а мыльный пузырь.

Автор — заместитель директора Института политического и военного анализа

ИСТОЧНИК


?

Log in

No account? Create an account